Подводный рыцарь

 

Путешествие в неоцен

 

Подводный рыцарь

 

 

 

Эта глава написана по идее Serebryakov’a и Momus’a, участников форума.

Ледниковый период оказывает большое влияние не только на климат, но и на рельеф местности. Огромные массы льда, «наваливаясь» на материки, притапливают их в слое жидкой магмы. Уклон материковой плиты оказывает влияние на направление течения рек, а береговая линия отступает. Некоторые районы, ранее бывшие возвышенностями на суше, становятся островами. Затем, когда глобальное похолодание завершается, происходит обратный процесс. Лёд тает, и уровень океана повышается. Поднятие материковой плиты отстаёт от темпов таяния льда, поэтому площади, ранее бывшие сушей, затапливаются и превращаются в архипелаги или морской шельф. Постепенно материковая плита в течение несколько тысячелетий возвращается в первоначальное положение, и океан отступает.
Балтийское море, водоём на севере Европы, в полной мере претерпело все мыслимые преобразования, вызванные ледниковым периодом. Вначале оно было холодным озером у края ледникового щита, покрывавшего Скандинавию. Затем оно превратилось в солёное Йольдиевое море, когда воды Атлантики прорвались в него. Когда ледник растаял окончательно, Скандинавия поднялась над уровнем океана, и связь прервалась. Пресная вода вытеснила морскую, и на месте будущей Балтики образовалось пресное Анциловое море. Далее в результате образования связи между этим морем и Атлантикой образовалось солёное Литториновое море. Позже поднятие суши сделало проливы Скагеррак и Каттегат более мелководными, и воды Литторинового моря распреснились впадающими в него реками. Так образовалась Балтика в том виде, в каком знал её человек.
После вымирания человечества, когда по Земле прошла ещё одна волна ледникового периода, эти же самые события повторились с ещё более угрожающим размахом. Гигантский ледниковый щит сполз с полюса на территорию Евразии и буквально выскреб до дна котловину, в которой ранее было Балтийское море. Местная фауна либо вымерла, либо была вынуждена отступить в европейские реки и озёра, либо приспосабливалась к жизни в озёрах ледяной талой воды у кромки ледника. После таяния ледника в каменной котловине южнее Скандинавии вновь появился водоём. Но ледники перекрыли отложениями места, где были проливы Скагеррак и Каттегат, и связь Балтики с Атлантическим океаном прервалась навсегда.
Когда ледники начали таять, материковая плита постепенно начала подниматься. Балтика оказалась немного выше уровня океана, что навсегда закрыло путь в неё для морской фауны. Она постепенно превратилась в пресное озеро, которое вначале наполняли воды тающих ледников, а потом реки Скандинавии и севера России. Речные воды несли в озеро ил, и постепенно заполняли его. Территория бывшей Балтики за несколько десятков тысяч лет лишилась Финского залива, а северная граница Ботнического залива сдвинулась дальше к югу. Так на карте Евразии появился новый водоём – Венедское озеро.
Северные и южные берега Венедского озера значительно отличаются друг от друга. Порожистые реки из гор Скандинавии низвергаются в озеро водопадами, и некоторые из них не замерзают даже зимой. На северных берегах озера раскинулись галечные пляжи и скалистые островки. Здесь не очень много отмелей, зато есть множество глубоких бухт и заливов. Южные берега Венедского озера сложены преимущественно песком, глиной и илом. Реки, впадающие в озеро с юга и востока, образуют обширные дельты и множество низких островков. Когда дует северный или западный ветер, эти островки просто затапливаются. Но материк словно сопротивляется таким событиям – как будто в ответ на наводнения берега озера постепенно наступают. За миллионы лет там, где на памяти человека плескались воды Балтики, образовались заливные луга и леса. Материк постепенно наступает на Венедское озеро, но оно по-прежнему остаётся одним из крупнейших водоёмов Европы. Это озеро располагается в области умеренного климата с ясно выраженной сезонностью. Холодное течение Антигольфстрим, несущее вдоль европейских берегов полярные воды, делает зимы в Северо-Западной Европе достаточно холодными, несмотря на общее потепление в эпоху неоцена. Зимой Венедское озеро ненадолго покрывается льдом, а летом его воды хорошо прогреваются, особенно в мелководной южной части водоёма.
Венедское озеро предоставляет благоприятные условия для жизни тысяч видов животных и растений. Фауна Венедского озера состоит в основном из пресноводных обитателей, выходцев из рек Европы. Но среди обитателей озера есть несколько потомков морских видов, характерных для Балтики. Они могли выносить опреснение и выжили в реках, когда их родное море скрылось под ледниковыми шапками, а затем вернулись в море уже на правах пресноводных жителей.
В Венедском озере водится множество видов рыб – от мелких потомков сельдей и бычков до крупных, ставших настоящими тиранами местных вод. Рыбы населяют все возможные биотопы. Одни из них водятся вдали от берегов, а другие не покидают прибрежных зарослей. Некоторые рыбы обитают на дне, не поднимаясь из глубин озера, где вода слегка солоновата. Другие рыбы держатся в толще воды и близ поверхности, опускаясь на дно лишь тогда, когда на озере образуется лёд.
Но рыбы делят озеро с множеством других существ, образующих в совокупности целостную экосистему. Соседями рыб являются многочисленные моллюски, черви, мелкие ракообразные и водяные насекомые. Летом вода на поверхности Венедского озера покрывается сероватыми и бурыми пятнами – это огромные стаи мелких рачков парят в толще воды, фильтруя бактерии и микроскопические водоросли. Без них тёплые мелководные южные участки озера легко превращались бы летом в зловонное скопление слизистых сине-зелёных водорослей. Длина этих рачков составляет доли миллиметра, но из роль в экосистемах озера трудно переоценить. Они образуют огромную биомассу и легко восстанавливают численность благодаря быстрому развитию. Эти существа стоят в основе пищевых цепочек озера.
Быстро развивающиеся и недолго живущие виды легко выживают в изменчивой среде обитания – достаточно совсем немногих родительских особей, чтобы вновь образовалась жизнеспособная популяция. Но Венедское озеро существует миллионы лет, и в нём водятся другие животные – долго растущие и достигающие гораздо большего размера. Их появление говорит о продуктивности и стабильности экосистем озера. Одно из таких существ является дальним родственником многочисленным планктонным ракообразным, снующим в толще воды. Когда это существо выходит добывать пищу, мелкие обитатели Венедского озера стараются держаться от него подальше – это хищник, который легко сможет их изловить. Он движется по дну озера, не скрываясь – здесь найдётся не очень много хищников, которые смогли бы напасть на него. А само это животное прекрасно защищено от них крепкой бронёй. Монотонно переставляя восемь твёрдых ног, поводя длиннейшими усами и выставив вперёд мощные клешни, по дну Венедского озера шагает самый крупный вид местных беспозвоночных – озёрный кракен. Это эндемичный вид речных раков, достигающий гигантских размеров – длина тела взрослой особи может достигать 80 см, а его усы имеют метровую длину. Озёрный кракен является одним из самых крупных донных животных Венедского озера.
Поздней весной самки этого гигантского рака заняты выведением потомства. Подобно всем речным ракам, самки озёрного кракена носят икру и потомство на брюшных ножках. Движениями брюшных ножек самка вентилирует икру или рачат, крепко вцепившихся в брюшные ножки. Икра озёрного кракена очень крупная по рачьим меркам – размером с ягоду смородины. Но она была отложена достаточно давно, и в это время из неё уже успели вылупиться маленькие рачата.
Озёрные кракены окрашены неярко – их панцирь чёрного цвета с многочисленными белыми крапинками. У некоторых раков мелкие пятна могут сливаться в более крупные, образуя индивидуальные метки, по которым отдельную особь можно различать в течение всей жизни. По странному капризу генов у одного из рачат, самца, которого в числе прочих самка озёрного кракена заботливо вынашивает под брюшком, одна клешня оказалась почти целиком серого цвета. За это он мог бы получить прозвище Серая Клешня, если бы люди дожили до неоцена. Но в неоцене уже никто не сбрасывает в реки ядовитые отходы, не топит в озере отравляющие вещества, и не ловит раков и рыбу хищническим способом. Поэтому Серая Клешня никогда не узнает, что его назовут именно так.
Серая Клешня – это один из примерно 20 тысяч потомков одной самки озёрного кракена. Он вывелся из яйца примерно неделю назад, и представляет собой беззащитное крошечное существо размером не больше мухи. Если бы мать Серой Клешни была лангустом или омаром, он бы сразу же отправился в странствие в планктоне, и его шанс на выживание был бы минимальным – один из нескольких десятков миллионов (если считать потомство одной самки, которое она может дать в течение жизни). Но быть при рождении существом размером с муху – это означает повысить свои шансы на выживание. У Серой Клешни они равны примерно одному на двести – триста тысяч. Но всё же это шанс, и Серая Клешня попробует реализовать его наравне с множеством братьев и сестёр. Но пока его жизнь и безопасность всецело зависят от их матери – огромной пятнадцатилетней самки кракена, которая пробирается сквозь заросли подводных растений.
Самостоятельность Серой Клешни началась неожиданно, и при весьма драматических обстоятельствах. Мать Серой Клешни почувствовала запах падали – какой-то хищник перекусил пополам тело рыбы, и её хвост упал в заросли рдеста. Раки плохо видят, но обладают прекрасным химическим чувством. Взмахивая усами, самка с выводком, поглощённая поиском пищи, удалилась со своей территории и вторглась вглубь территории соседа – огромного тридцатилетнего самца. На её беду, хозяин территории также почувствовал запах рыбы, и в результате молодая самка и взрослый самец озёрного кракена достигли пищи одновременно. Силы оказались явно неравными – самец примерно на треть превосходил самку по размеру, а каждая из его клешней была едва ли не с головогрудь самки. Но, движимая голодом, самка бросилась к куску рыбы, и вцепилась в него. Секундой позже в этот же кусок вцепился взрослый самец. Ни одно животное не хотело уступать, но самец начал подтаскивать пищу к себе, и инстинкт самосохранения взял верх над голодом. Самка озёрного кракена отступила: взмахнув брюшком, она сделала стремительный прыжок длиной в несколько метров, и достигла края своей территории. Во время этого прыжка с брюшных ножек самки слетело несколько рачат, в том числе Серая Клешня. Она не заметила потери – самки раков не различают своё потомство индивидуально, а заботятся лишь о выводке вообще. Так началась полная опасностей самостоятельная жизнь будущего хозяина мелководий… Или чьей-то закуски, если хищник окажется расторопнее.
Первые годы жизни озёрного кракена полны опасностей. Но всё же самые большие беды подстерегают этих животных в первые дни самостоятельной жизни. Маленькое существо, единственная защита которого – в проворстве и умении прятаться, легко может стать пищей для многих обитателей Венедского озера. Молодые рачки обычно прячутся среди растений. По берегам озера произрастают густые заросли камыша и тростника, а в волнах прибоя колышутся заросли рдестов и роголистника. В этих мелколистных растениях скрывается много личинок насекомых, микроскопических рачков, червей и инфузорий. Они служат первой пищей маленьким озёрным кракенам, едва ставшим самостоятельными. Рачата прячутся в зарослях растений и начинают собирать миниатюрными клешнями мелкую живность. Но они просто не способны осознать, что здесь их подстерегает одна из опасностей Венедского озера. Волны колышут заросли растений, а вместе с растениями покачиваются одни из самых опасных врагов новорождённых озёрных кракенов. Их тонкие полупрозрачные тела цилиндрической формы одним концом прикрепляются к стеблям и листьям растений. На другом конце тела у этих животных располагается растяжимый рот, окружённый множеством жгучих щупальцев. Это крупные пресноводные полипы – гигантские жгучие гидры. Озеро, по размерам не уступающее морю, породило гидр, похожих на морские полипы. Эти существа плохо различимы среди растений, а их стрекательные клетки смертоносны. Рачата ползают среди растений десятками – они постепенно покидают своих матерей сами, и переходят к самостоятельной жизни. Но для некоторых из них жизнь оказывается слишком короткой… Стеклянно-прозрачный рачок ползёт по стеблю, и слегка задевает одно щупальце гигантской гидры. Тут же к нему тянется ещё одно щупальце, и лишь слегка дотрагивается до него. Судорожно дёрнувшись, рачок замирает. Только его усики и челюсти продолжают двигаться, когда щупальце полипа тащит его ко рту. Несколько других рачат, испуганных его резкими движениями, отскакивает от источника опасностей, и ещё один натыкается на щупальца. Гидра втягивает парализованного рачка в пищеварительную полость, и какое-то время его тело просвечивает сквозь сероватые стенки тела гидры. Серая Клешня чуть было не попался: он только слегка коснулся щупальца гидры, и в его тело «разрядилась» лишь одна стрекательная клетка. Единственное, что смог сделать Серая Клешня – вырваться и упасть на нижние листья. Он отделался очень легко: получив ещё два – три ожога стрекательных клеток, он мог бы погибнуть. Но и после одного ожога он чувствует себя плохо – несколько часов одна клешня рачонка оставалась парализованной. Это был один из первых суровых уроков в жизни Серой Клешни.
Несмотря на присутствие таких опасных соседей, рачата продолжают жить в зарослях подводных растений. В открытой воде любой из них стал бы едой для рыб, но среди растений мало какая рыба отважится искать добычу. Серая Клешня успел полинять только один раз с тех пор, как покинул самку. Он подрос совсем немного, и пока опасается только самых мелких рыб. Много раз за свою недолгую жизнь он видел, как над растениями проносились огромные тёмные силуэты. Но он просто никогда не осознавал, что они могут быть опасными для него самого. Эти гигантские существа живут в открытой воде, и не задерживаются в прибрежных зарослях. Впрочем, некоторые рыбы предпочитают жизнь именно среди растений. В большом кусте рдеста среди стеблей лежит длинное, слегка сжатое с боков тело рыбы. У неё голая кожа, окрашенная под цвет окружающей растительности, а длинный тонкий хвост обвивает основания стеблей. Эта рыба – хищник, и ей невыгодно, когда слишком многие догадываются о её присутствии. Скрытный обитатель зарослей называется листотелая бельдюга. Это потомок одного из беглецов от ледника – потомок морских рыб, выживший в пресной воде и вновь заселивший озеро, бывшее когда-то морем.
Рачата слишком мелкие для листотелой бельдюги, и эта рыба не трогает их, даже когда один из рачат ползает по телу рыбы, явно не отличая его от окружающих растений. Бельдюга неподвижна – лишь один глаз немного поворачивается в сторону рачка, беззаботно ползающего по боку рыбы. Мелкие рыбки с поперечными полосками на светло-зелёных боках проплывают рядом. Одна из них решает оторваться от сородичей и поискать чего-то съестного в зарослях. Первым же броском рыбка хватает маленького рачонка и заглатывает его целиком. Успех подкрепил её стремление в поиске пищи, и рыбка задержалась среди растений подольше. Увлёкшись преследованием ещё одного рачка, она не заметила, как подплыла к самому носу затаившейся листотелой бельдюги. Тут же последовал короткий бросок, и полосатая рыбёшка оказалась схвачена за голову. Когда судороги жертвы прекратились, бельдюга сглотнула её целиком и снова замерла в зарослях. Пока Серая Клешня невелик ростом, он может не опасаться этих хищников, но в будущем ему придётся быть осторожнее.
Прошло около двух месяцев, и в разгаре лето. Растения разрослись очень бурно, и молодые озёрные кракены покидают их. По ночам растения поглощают слишком много кислорода, и требовательные к нему раки вынуждены переселяться. Серая Клешня успел полинять три раза с момента рождения, и теперь его длина составляет около трёх сантиметров. Он перестал прятаться среди растений и выкопал себе норку на дне, под куском затонувшей древесины. Вода в озере постоянно находится в движении, и нора Серой Клешни забивается песком. Поэтому каждый день Серая Клешня проводит примерно полчаса за обустройством норы. Он сгребает песок клешнями, прижимает к себе и вытаскивает из норы. В результате этого перед его норой постепенно образовался небольшой вал песка. Серая Клешня не один живёт на дне озера. У него есть множество соседей – черви, роющие улитки, двустворчатые моллюски и личинки насекомых. Как правило, эти существа достаточно безобидны, а некоторые служат Серой Клешне пищей. Но есть и более опасные соседи.
На дне озера торчат поодиночке короткие трубочки из песка и слизи – это норы шахтных бокоплавов, небольших роющих ракообразных длиной около 4 см, с длинным узким телом. Эти обитатели нор, вырытых в песке, постоянно заняты ремонтом и углублением своих жилищ. Время от времени над норками шахтных бокоплавов взлетает струя ила и песка – один из обитателей нор занимается восстановлением постоянно «плывущих» стенок норы. У основания нескольких пар ног у него есть специальные железы, выделения которых цементируют песок. Рачок выделяет на передние пары ног немного секрета, который в воде превращается в липкую массу, и размазывает его по песку.
Шахтный бокоплав является хищником, он охотно ловит и поедает молодых рачат. Когда это животное сидит в засаде в норе, из входа в нору высовываются только усы. Животное плохо видит, но хеморецепторы на усах дают ему адекватную информацию об окружающем мире. Усы бокоплава слегка шевелятся, а маленькие рачата озёрного кракена ползают по дну совсем рядом, не представляя себе опасностей близости норы шахтного бокоплава. Один из рачат подползает совсем близко к трубке, склеенной из песка. Из неё моментально выскакивает бокоплав, хватает его шипастыми передними лапками, моментально убивает укусом и утаскивает в нору. Всё нападение заняло считанные секунды. Серая Клешня, испуганный внезапным нападением, отскакивает в сторону и прячется среди стеблей. Здесь он может чувствовать себя в безопасности – шахтный бокоплав осторожен и без лишней необходимости не станет надолго покидать нору. И ещё Серая Клешня получил новый рок в жизни – он не станет приближаться к норам шахтных бокоплавов, пока сам невелик ростом.
Прошла зима, за ней ещё одна. Ранней весной, в конце второго года жизни, Серая Клешня достиг длины 15 см, а с клешнями и усами он кажется ещё крупнее. Он уже сменил свой статус в экосистеме бентоса Венедского озера. Теперь он не только добыча, но и хищник. А некоторые животные превратились из злейших врагов сначала в нейтральных соседей, а потом и вовсе в добычу. Так, за эти годы он поменялся ролями с бокоплавами, и теперь сам регулярно кормится ими. Шахтные бокоплавы селятся на песчаном грунте, и не маскируют свои норки. Они уверены в собственной безопасности – если рыба захочет раскопать нору, рачок просто забивается на самое дно норы, и рыба, пытаясь его извлечь, разрушит нору и засыплет его песком. А когда она уплывёт, шахтный бокоплав легко прокопает выход на поверхность грунта. Рыба может схватить шахтного бокоплава лишь случайно – если застала его врасплох, или подстерегла ночью, когда самцы этого вида покидают норы для спаривания. В Венедском озере нет рыб, способных раскопать нору шахтного бокоплава. Зато озёрные кракены легко достают этих рачков из их укрытий. Серая Клешня прекрасно экипирован для охоты на роющих ракообразных – у него крепкие клешни, и он знает, как надо атаковать этих рачков.
Серая Клешня находит одну нору шахтного бокоплава. Взмахнув антенной, он узнаёт, что эта нора обитаема, и её хозяин дома – кракен чувствует запах бокоплава. Серая Клешня атакует норы бокоплавов, втыкая клешни в грунт возле основания «шахты». Обычно, если рачок подкарауливает добычу, он сразу же попадается. Но первая атака оказывается неудачной – Серая Клешня на секунду промедлил, перебираясь через лежащую на его пути крупную раковину двустворки, и шахтный бокоплав почуял его приближение. Когда серая Клешня начал раскапывать клешнями его нору, бокоплав давно уже скрылся на дне своего жилища. А когда клешни молодого озёрного кракена едва не задели его, бокоплав начал закапываться глубже, и выбросил в преследующего его Серую Клешню тучу песка. Покопавшись ещё немного, Серая Клешня оставил попытки добыть этого бокоплава. Но одна неудача ещё ничего не означает – вокруг живёт довольно много этих рачков, и какой-то другой шахтный бокоплав может легко стать добычей Серой Клешни.
Серая Клешня уходит, а бокоплав, избежавший смерти, начинает восстановление своего жилища. Он выбирается из песка, и начинает задними ногами отгребать песок, а передними – строит ограждение вокруг входа в будущую нору. Серая Клешня уже далеко от него, и бокоплав может спокойно заниматься своим делом. А вот одному из его соседей не так сильно повезло – Серая Клешня приближается к его норе. Этот шахтный бокоплав тоже сидел, подкарауливая добычу, когда в его жилище вонзилась клешня кракена. Он не успел скрыться на дне норы, и его тело оказалось раздавлено сильным сжатием клешни. Рывком Серая Клешня извлёк свою добычу из песка, и начал есть, отрывая кусочки ногочелюстями. А в песке медленно оплывает глубокая нора, навсегда лишившаяся своего строителя и хозяина. Возможно, через несколько дней здесь поселится другой шахтный бокоплав, или кто-то другой.
Серая Клешня ещё не дорос до размера, который позволил бы ему стать «абсолютным хищником» на дне озера. Пока он сам вполне может стать добычей. Иногда Серая Клешня буквально ходит по узкой грани между жизнью и смертью – за ним самим наблюдает много разных хищников.
На территории Серой Клешни лежит нечто, похожее на замшелый камень. Серая Клешня, похоже, не замечает этого – он ползёт мимо странного предмета, которого не было в этом месте несколько часов назад. Но Серая Клешня не подозревает, что стал объектом пристального внимания: за ним наблюдает глаз из этих зарослей, который поворачивается вслед за ползущим кракеном. «Заросли» при ближайшем рассмотрении оказываются выростами на коже причудливой рыбы Венедского озера – крупного сомового бычка. Этот малоподвижный донный житель немного похож на жабу-рыбу (Opsanus) эпохи голоцена – у него короткое уплощенное тело, длинный хвост и большая голова с широкой пастью. Идеальная маскировочная окраска, сочетающая серый и зеленоватый цвета, и морда, обросшая кожными выростами, делают сомового бычка одним из самых коварных хищников озера. Серая Клешня, проползая недалеко от этого хищника, находится в опасности – сомовые бычки охотятся на раков, причём атакуют животных ещё более крупных размеров, чем Серая Клешня в этом возрасте. Зато на всякую мелюзгу сомовый бычок совсем не обращает внимания: несколько совсем мелких рачат озёрного кракена копошатся в выростах на его голове, приняв их за водоросли. Они могут найти немного съедобных частиц, застрявших в наростах на рыбьей голове – мелких рачков, кусочки омертвевшей кожи и просто мусор. В юном возрасте Серая Клешня также мог не опасаться этого хищника. Возможно, когда-то он тоже принимал голову этой рыбы за камень, поросший водяным мхом. Но сейчас его неспособность отличать маскировку от реальности может стоить ему жизни – как и все раки, он близорук, и не может отличить голову хищной рыбы от неодушевлённого объекта. Ничего не подозревая, Серая Клешня направляется прямо к затаившемуся сомовому бычку. Но случайность спасает Серую Клешню так же, как это уже бывало не раз в его недолгой жизни. Рядом с сомовым бычком оказывается мелкая полосатая рыбка слишком хорошо знакомого Серой Клешне облика. Он уже убедился, что зеленоватых существ с поперечными полосками на боках лучше избегать. Словно подтверждая его опыт, рыбка направляется прямо к голове сомового бычка – она заметила одного рачонка, копошащегося там, и желает добыть его.
Эта полосатая рыбка – всего лишь годовалая молодь местного окунеобразного хищника озёрного живоглота. Взрослые особи этого вида не имеют полос – от них остаются отдельные пятна на спине и боках. Матёрый озёрный живоглот достигает трёх метров в длину, но до такого размера дорастают лишь рыбы в возрасте четверти века и больше. А многие озёрные живоглоты могут вообще не дожить даже до половой зрелости – они становятся жертвами разнообразных хищников.
Когда молодой озёрный живоглот подплыл достаточно близко к морде сомового бычка, Серая Клешня неожиданно почувствовал короткую, но резкую и хлёсткую волну. Испугавшись, он сильным ударом брюшка взмыл в толщу воды, стремительно влетел в заросли растений и затаился. Его зрение не могло дать ему никакой информации о том, что случилось прямо перед ним буквально за долю секунды. Но небольшая полосатая рыба исчезла, словно её не было. В последний момент бегства Серая Клешня увидел только облачко ила, которое клубилось вокруг того, что он воспринял как камень, поросший водорослями.
Когда молодой озёрный живоглот подплыл слишком близко к сомовому бычку, хищнику оставалось только открыть рот. Сомовый бычок преуспел в этом нехитром деле: он умеет делать это практически мгновенно. Когда он атакует жертву, его рот раскладывается в виде широкой трубы, а поток воды засасывает жертву в рот хищника. Проглотив молодого озёрного живоглота, сомовый бычок снова маскируется: рыба начинает ворочаться в песке, закапываясь примерно на треть. Он не любит долго плавать, а особенно избегает быть заметным. Поэтому сомовые бычки предпочитают держаться на участках дна, максимально подобных их собственной окраске.
У Серой Клешни короткая память – через несколько минут он уже не помнит о событии, которое развернулось прямо перед ним. Но в глубинах его примитивной нервной системы отложится связь между характерным запахом сомового бычка и сигналом об опасности. Из множества таких связей, как из кусочков мозаики, складывается личный опыт, который может спасти жизнь.
Не только сомовые бычки опасны для озёрного кракена. Озёрные живоглоты – это непримиримые враги кракенов в любой период их жизни. Молодые, годовалые и двухлетние рыбы пожирают мелких рачат. Более взрослые особи охотятся на подростков озёрного кракена, а взрослые гиганты легко могут проглотить полуметрового рака целиком. Озёрный живоглот – доминирующий хищник толщи воды в Венедском озере, и он опасен не только для тихоходных и тяжёлых озёрных кракенов. В рацион озёрного живоглота входит практически всё живое и съедобное, что водится в Венедском озере.
Летом Серая Клешня не раз и не два будет спасаться от развёрстой пасти этих чудовищ. Они были не так страшны ему, когда он был совсем крохотным рачонком и мог спрятаться где угодно, но теперь эти рыбы превратились в одного из главных врагов Серой Клешни. Ему должно сильно везти первые несколько лет жизни, чтобы прожить полноценную долгую жизнь и оставить потомство. Уже в этом возрасте из выводка, к которому он принадлежал, осталось лишь несколько десятков молодых раков. Большинство из них погибло в течение первых недель жизни, и озёрные живоглоты были причиной многих смертей. Лишь зимой, когда аппетит озёрных живоглотов снижается, кракены могут чувствовать себя намного безопаснее – они сохраняют активность в холодной воде. Зимой бывает, что кракены нападают на молодь озёрных живоглотов, зимующую в ямах на дне озера.
Зима неоцена не такая суровая, как была в ледниковый период, примерно за двадцать миллионов лет до этого времени. А весна, как в любую другую эпоху, является временем обновления и возрождения. В это время озёрные кракены линяют, рыбы усиленно откармливаются, и почти у всех видов Венедского озера начинается время размножения. Пожалуй, громче всех заявляют о своих чувствах сомовые бычки – из незаметных существ они превращаются в громкоголосых певцов. В середине весны, когда вода прогревается, они устраивают на мелководьях Венедского озера утренние брачные «концерты». С помощью жаберных крышек и плавников рыбы издают разнообразные звуки: щёлкают, скрипят и чирикают. Голоса сомовых бычков слышны даже над водой – они перекрывают лягушачий хор в тростниках.
Весной реки разливаются, и прибрежные районы Венедского озера оказываются затопленными. В это время они совершенно непроходимы для четвероногих обитателей берегов, зато подводные жители получают возможность кормиться на прибрежных лугах. Серая Клешня также пользуется случаем, и выползает на затопленный берег озера. Взрослые озёрные кракены остаются на глубине – им опасно выбираться на берег, где они могут стать добычей наземных хищников. Птицы часто нападают на озёрных кракенов и расклёвывают их. Но молодые кракены часто встречаются весной на затопленных лугах и болотах. Серая Клешня ползает по траве, водя перед собой антеннами. По запаху он отыскивает утонувших насекомых и других мелких животных. Иногда Серой Клешне попадаются трупы мелких грызунов, которых разлив рек застал врасплох, и они утонули. Их тела уже начали разлагаться, но Серую Клешню это не останавливает – он съел бы даже их кости, размалывая их твёрдыми челюстями.
Разлив рек длится всего несколько дней, но за это время молодой озёрный кракен может уползти довольно далеко от озера: берега Венедского озера пологие, а местность, окружающая их, представляет собой сеть мелких озёр и болот, труднопроходимых для наземных хищников. Зато здесь гнездятся разные виды водоплавающих птиц – цапли, утки и кулики. Серая Клешня не вылезает на мелководье – здесь его легко могут склевать. А когда он видит, как откуда-то сверху на дно опускаются птичьи ноги, он старается укрыться среди тростника. Серая Клешня имеет основание бояться всех, кто крупнее его. Он видел, как после длинных лап в воде появлялся длинный острый клюв, как после этого вода окрашивалась кровью рыбы, либо хрустел панцирь кого-то из его сородичей. Поэтому Серая Клешня ползает по глубоким местам, и предпочитает прятаться днём. В прибрежных болотах и прудах Серая Клешня поедает мелких улиток, обильно размножающихся здесь. Он раздавливает их ракушки клешнями, и поедает моллюсков целиком.
Среди зарослей тростника торчит корявая толстая ива. На ней уже много лет гнездятся цапли одного из местных видов. У них только что вывелись птенцы, и под ивой валяется множество скорлупок от яиц. Серая Клешня, конечно, не осознаёт, в какой опасности он находится, ползая под гнездовьем цапель. Мир над поверхностью воды для него не существует. Зато время от времени оттуда в воду падают вкусные вещи. Прямо над Серой Клешнёй слышится всплеск воды, и рак инстинктивно отскакивает в сторону. Но опасности нет – просто одна из цапель выбросила в воду скорлупку яйца. Это хорошая находка для молодого озёрного кракена – Серая Клешня охотно съедает её, пополняя запасы кальция в организме. Это нужно для более успешной линьки – пока кракен молод, он линяет довольно часто. На третьем году жизни Серая Клешня полиняет три раза. Линька – очень ответственный момент в жизни животного, и в это время озёрный кракен предпочитает прятаться в норе.
Примерно через неделю уровень воды начинает падать – она впитывается в почву и пополняет грунтовые воды. Часть воды из Венедского озера просачивается через возведённую ледниками преграду в Северную Атлантику. Озеро постепенно возвращается в свои берега, а водоёмы по его берегам превращаются в ловушки для озёрных жителей, попавших сюда. В гнёздах цапель подрастают прожорливые птенцы, и взрослые птицы каждый день проверяют водоёмы, в которых кишат пленники разлива. Острые клювы пронзают мелких озёрных живоглотов, которые оказались в этих местах, спасаясь от своих взрослых сородичей. Птицы выхватывают из воды бычков и раков. Вокруг каждого такого водоёма бродят десятки птиц, и каждое шевеление на дне сопровождается ударом длинного клюва с поверхности. Серая Клешня выживает в этой бойне лишь благодаря собственной осторожности – он не рискует показываться на глаза птицам днём, и лишь по ночам поедает улиток или погибших рыб. Но, помимо птиц, в этом водоёме его поджидает ещё одна опасность. С каждым днём уровень водоёма, в котором оказался Серая Клешня, снижается. Стоит тёплая погода, и днём вода нагревается. Прошлогодние стебли растений начинают гнить, и в воде падает содержание кислорода. Все раки довольно требовательны к содержанию кислорода в воде, и Серая Клешня здесь не исключение. Чтобы выжить и не попасть на обед птицам, Серая Клешня забивается в растительность, под её прикрытием выползает из воды и выставляет наружу бок. При этом влажные жабры оказываются на воздухе, и животное может дышать. Тростник отрастает быстро, и Серая Клешня надёжно скрыт от острых глаз пернатых хищников.
Но такой плен не вечен – погода меняется, и у Серой Клешни появляется шанс на спасение. С Атлантики идёт холодный фронт, несущий на Венедское озеро дождевые облака. Наступает унылая пасмурная погода, и начинает моросить затяжной дождь. Приток свежей, богатой кислородом воды в прибрежные болотца подсказывает невольным пленникам, что у них появился шанс на спасение. В дождливую погоду птицы стараются находиться в гнезде – если птенцы промокнут от дождя, они могут просто погибнуть. Поэтому цапли не так часто летают к водоёмам за добычей. Когда наступает ночь, начинается возвращение в озеро разных животных. Молодые озёрные живоглоты, очевидно, не смогут этого сделать – они сидят в болотце, которое находится слишком далеко от озера. Им остаётся только погибнуть в клювах птиц, и для них дождь – это просто отсрочка неизбежной гибели. Зато тем животным, которые умеют ползать, дождь облегчает спасение. Когда стемнело, Серая Клешня выполз на берег. Некоторое время он сидит под струями дождя и отдыхает. Капли воды стекают по его панцирю и смачивают жабры. Почувствовав это, рак оживился и начал чистить их от скопившегося ила.
Немного посидев под моросящим дождём, Серая Клешня начинает своё путешествие. Взрослые озёрные кракены слишком тяжелы, чтобы ползать по суше, но молодые животные делают это легко. Вначале Серая Клешня определяет направление до озера – он делает это по специфическому запаху озёрной воды, отличающемуся от затхлого запаха болот. Пошевелив усами, Серая Клешня поворачивается в нужном направлении и ползёт по траве, словно огромный жук. Ему предстоит преодолеть довольно большое расстояние – около двухсот метров. Рядом с ним спешат к озеру другие беглецы из болотного плена. В траве извивается и поблёскивает тело листотелой бельдюги. В озере эта рыба была бы опасна для серой Клешни, но сейчас она также спешит домой. Рыба движется быстрее рака: она отталкивается от травы боками и скользит на слизи. Листотелая бельдюга регулярно окунается в попадающиеся ей лужи, чтобы пополнить запас воды. Извиваясь по-змеиному, она успеет добраться до озера за эту ночь. Серая Клешня движется не так быстро. Он довольно тяжёл и неповоротлив, поэтому хмурый рассвет застаёт его в нескольких десятках метров от берега озера. Несмотря ни на что, Серая Клешня продолжает опасное путешествие после восхода солнца. Ему благоприятствует то, сто стоит пасмурная погода, и многие из опасных для него болотных птиц ещё спят. Если бы рак остался пережидать день в какой-нибудь луже, его обязательно съели бы. Но встречи с птицами ему всё равно не избежать.
Небольшая тонконогая птица с белым оперением опускается рядом с ползущим к воде Серой Клешнёй. Она аккуратно складывает длинные крылья с чёрными концами, и переступает с ноги на ногу, наблюдая за ползущим раком. У неё странный клюв – нижняя челюсть толще и длиннее верхней. Это крачка-водорез, перелётная птица, обитающая на водоёмах. Часть этих птиц обитает на атлантическом побережье Европы, но на Венедском озере живёт большая популяция этого вида. Зиму эта птица проводит в тропиках, но летом она гнездится на севере Европы. Первые крачки-водорезы прилетели с дальних зимовок: вскоре после разлива начинается массовое развитие озёрного планктона. Впрочем, эти птицы не слишком специализированы: они едят не только планктон, но и мелких животных. По возможности они склёвывают мелких животных вроде насекомых, но, собравшись стаей, могут расклевать добычу покрупнее – грызуна или лягушку. Серая Клешня не обращает внимания на птиц и продолжает ползти. На суше он видит плохо, и собравшиеся вокруг него крачки-водорезы представляются ему чем-то вроде сплошной белой массы с чёрными пятнами, стоящей на множестве тонких красных палочек. Одна крачка-водорез решается на нападение: тонконогая птица вьётся над Серой Клешнёй, пытаясь клюнуть его в глаз. Когда клюв птицы стукнул по панцирю, Серая Клешня перешёл к обороне: он приподнялся на ногах, угрожающе раскинув вверх и в стороны раскрытые клешни. Крачки-водорезы отступили, когда рак показался им таким крупным. Простая уловка сработала, и Серая Клешня вновь устремился к воде. Но крачки-водорезы по-прежнему преследуют его целой стаей, и по панцирю рака уже стукнуло ещё два клюва этих назойливых птиц. Серая Клешня вновь повторяет угрожающую позу. Но она уже не столь пугает крачек. Эти птицы осмелели, и одна из них попыталась зайти сзади, чтобы ещё раз клюнуть Серую Клешню. Но она также не учла, что нападает на живое существо, способное защищаться. И в тот момент, когда наглая птица слишком приблизилась к раку, клешня сомкнулась у неё на кончике крыла. Несколько перьев крачки-водореза оказались зажатыми в железной хватке серой Клешни. Испуганная птица пронзительно закричала, и её тревога отпугнула остальных больше, чем угрозы Серой Клешни. Птицы взмыли над ползущим раком, который продолжал путь к озеру. Попавшаяся в его клешни птица беспомощно хлопала одним крылом и жалобно кричала. А Серая Клешня совершенно безучастно полз к озеру. Наконец, крачке-водорезу удалось освободиться, пожертвовав одним пером. Она взмыла в воздух, и присоединилась к стае кричащих сородичей.
Серая Клешня почти не обратил внимания на то, что птица вырвалась: берег озера был уже в двух метрах от него. За несколько минут рак дополз до воды и скрылся в глубине озера. Настырная длиннокрылая птица уже не опасна для него – крачки-водорезы не умеют нырять, а рак для них – случайная добыча. Но одни опасности уходят, а другие появляются.
Прилёт крачек-водорезов является сигналом перемен в погоде: они прилетают тогда, когда погода начинает улучшаться. И действительно, через несколько дней после появления стай этих птиц над озером начинает светить солнце. Ясная погода не даёт шанса на выживание тем, кто остался в прибрежных болотах – они смогут спастись, разве что, во время случайного дождя.
В озере Серая Клешня сталкивается с теми же проблемами, что и год назад. Самая главная опасность для него – каннибализм взрослых озёрных кракенов. Это одна из причин смертности молодых раков – не всякая рыба сможет атаковать бронированного рака, а клешни взрослого озёрного кракена ломают панцирь мелкого сородича легче, чем яичную скорлупку. Поэтому молодые кракены всегда настороже. Серая Клешня неплохо обустроился на новой территории, отвоевав себе участок и потеснив нескольких более мелких сородичей. Он выкопал себе новую нору под большим камнем, и она настолько узкая, что он сам с трудом пролезает в неё. Зато, если сородич покрупнее захочет выгнать его с территории, он наткнётся на выставленные вперёд клешни. И хищнику тоже не добраться до Серой Клешни, когда он скроется в норе. Бродя по дну в поисках пищи, серая Клешня прекрасно помнит расположение норы. Если его что-то напугает, он поплывёт прямо к норе, резко загребая брюшком, и влетит точно в нору.
Пока поблизости нет опасности, Серая Клешня ищет корм. Его любимая пища – шахтные бокоплавы. Несколько лет назад они были его врагами, но теперь Серая Клешня съел этих бокоплавов едва ли не столько же, сколько рачат озёрного кракена съел каждый из них. Своими мощными клешнями молодой озёрный кракен легко разрушает постройки бокоплавов, и поедает этих маленьких хищников одного за другим. Но по иронии судьбы в этот самый момент он оказался едва ли не на обеденном столе. И его вполне могут съесть так же легко, как Серая Клешня расправляется с шахтными бокоплавами. На территорию Серой Клешни вторгся более взрослый кракен, длиной около 30 см не считая клешней. Это серьёзная опасность – при возможности взрослые кракены поедают молодняк. Не желая испытывать судьбу, Серая Клешня спасается бегством: он покидает поселение шахтных бокоплавов, взмыв в толщу воды с помощью сильного удара брюшком. Сложив перед собой клешни и ноги, он гребёт брюшком, держа курс прямо к своей норе. Торчащие на стебельках глаза дают ему полный круговой обзор, поэтому Серая Клешня с точностью заплывает в свою нору. Но это ещё не означает, что он спасся – более крупный кракен начинает преследовать его. Поводя в толще воды усами, он определил, куда ведёт пахучий след. Он голоден, и не хочет упускать возможность полакомиться своим более мелким сородичем. Крупный озёрный кракен быстро находит нору Серой Клешни. Вначале он попытался достать Серую Клешню, но вход в нору оказался слишком узким и длинным. Поэтому крупный рак начал разрушать нору в надежде изловить Серую Клешню. Сильные клешни начали методично отгребать песок, и Серая Клешня, забившись в дальний конец норы, всё отчётливее ощущал запах своего врага. Наконец, его усов коснулась одна из клешней того озёрного кракена. Единственная по-настоящему эффективная защитная реакция у любого рака – ущипнуть противника клешнями. Но его противник покрыт бронёй, поэтому клешни Серой Клешни лишь скользят по броне сородича. Развязка наступает скоро и неожиданно. На какие-то секунды за входом в убежище серой Клешни становится темно, затем слышится сильный хруст панциря крупного кракена, и его клешни, почти готовые схватить Серую Клешню, бессильно опускаются. То, что серая Клешня много лет назад воспринимал как тени и старательно избегал, пришло к нему на помощь. Один из обитателей Венедского озера схватил кракена и раскусил его панцирь сильными зубами. Серая Клешня почувствовал запах смерти, смешанный с запахом ещё какого-то крупного животного. В его наполовину раскопанную нору ворвались вихри воды, поднятые каким-то сильным животным. Испуганный этим, Серая Клешня забился в дальний конец норы и замер.
Неожиданным спасителем Серой Клешни оказалось удивительное существо, ещё один из беглецов от ледника. Это представитель последнего вида ластоногих млекопитающих на Земле – карликовый выдротюлень. Спасаясь от ледника, предки этого животного отступили в реки, где смогли избежать глобальной «планктонной катастрофы», которая уничтожила всех плотоядных морских млекопитающих. Озёрный выдротюлень – миниатюрное животное: его длина немногим более полуметра.
Заметив с поверхности воды крупного озёрного кракена, который раскапывал нору Серой Клешни, выдротюлень нырнул, быстро доплыл до него, и нанёс всего один укус – в панцирь. Клыки выдротюленя прокусили панцирь кракена с громким хрустом, который и услышал Серая Клешня. Большой рак не успел воспользоваться клешнями, и погиб сразу же.
Выдернув добычу из норы, выдротюлень перехватил её зубами, чтобы удобнее было тащить, и поплыл наверх. Подобно всем настоящим тюленям, он пользуется для плавания сильными задними ластами, а передние с мощными когтями прижимает к бокам. Всплыв на поверхность озера, выдротюлень с шумом выдохнул воздух, и поволок добычу на любимое место отдыха – на торчащий из воды валун. На соседних камнях грелись его сородичи. Заметив, что ему повезло в охоте, двое других выдротюленей соскользнули в воду, и попытались отнять добычу. Но удачливый охотник сумел опередить их, и вытащил убитого кракена на камень. Он ловко вылез из воды, пользуясь когтями на передних ластах. Каждый выдротюлень защищает любимое место отдыха от сородичей, поэтому, когда один из его сородичей попытался влезть на камень вслед за удачливым охотником, его ожидали лишь грозный рёв и удар ластами по морде. Добыча осталась за охотником.
На скалистом островке выдротюлень поедает останки озёрного кракена. Он с хрустом разгрызает панцирь этого рака и глотает куски мяса. Обычно выдротюлень съедает лишь мясистое брюшко, содержимое головогруди и мускулы клешней. Поэтому крачки-водорезы отдыхают рядом с выдротюленем неспроста – они обоснованно рассчитывают на остатки его добычи. Конечно, эти птицы больше питаются другой пищей – зоопланктоном. Но они не отказываются разнообразить свой рацион за счёт остатков чужой трапезы.
Пока выдротюлень поедает рака, крачки-водорезы не рискуют воровать остатки с его стола – это животное всеядно, и легко может убить неосторожную птицу. Но после сытного обеда выдротюлень становится сонным. Он зевает, ищет место поудобнее, отбрасывает головой несколько камешков, мешающих лежать, и вскоре засыпает. После трапезы выдротюленя на камне остаются разгрызенные части тела рака, к которым изнутри прилипли крошечные кусочки мяса. Вокруг них тут же вспыхивает настоящее сражение – отпихивая друг друга, птицы начинают расклёвывать их. Несколько крачек-водорезов расхватывают оторванные ноги кракена, а другие завладевают погрызенными клешнями. Одни птицы предпочитают клевать мясо в общей стае, а другие любят кушать в уединении. Одна из птиц, ухватив ногу озёрного кракена, расклёвывает её, и аккуратно достает из неё остатки мяса.
Крачки-водорезы не отказываются от остатков чужой добычи и часто ожидают остатков рыбы или раков возле колоний выдротюленей. Они находятся в выгодном положении: на их собственную добычу мало кто претендует, поскольку она очень специфична – это озёрный зоопланктон.
По утрам, когда солнце нагревает верхние слои воды, крачки-водорезы взлетают с гнёзд и отправляются кормиться. В это время мелкие планктонные рачки поднимаются к поверхности воды и образуют густые скопления. Способ питания крачек-водорезов очень своеобразен: стая птиц «чертит» поверхность воды кончиком длинной нижней челюсти. Они летят дружно, выстроившись в линию. Следом за первой стаей летит вторая, а за ней третья. Обычно птицы летят против ветра, не затрачивая лишних усилий. Лёгкими движениями крыльев и хвоста они меняют направление движения. Время от времени птицы приподнимают клювы, заглатывая попавших в них рачков. Птицы ловят рачков не только для собственного насыщения. У них наступил сезон гнездования, и одна птица из пары насиживает два яйца, сидя где-нибудь в углублении между камней на каменистом островке, где не отдыхают выдротюлени. Другая птица должна не только наесться сама, но и наловить пищи для своего гнездового партнёра.
Хотя у крачек-водорезов нет конкурентов на Венедском озере, они имеют много врагов. Часто выдротюлени разоряют гнёзда крачек-водорезов, особенно если птицы молодые и по неопытности загнездились на доступных для этих зверей местах. Часто на крачек-водорезов нападают хищные птицы, но они редко атакуют этих птиц во время кормления – крачки-водорезы предпочитают кормиться в открытой воде, далеко от берегов, куда редко залетают пернатые хищники. Птицы могут обороняться от наземных и пернатых врагов, нападая на них целой стаей. Но всё же они совершенно беззащитны против некоторых обитателей Венедского озера.
Когда стая крачек-водорезов летит над самой поверхностью воды, птицы находятся в невыгодном положении: они могут быть не видны из-под воды целиком, и стаи рачков могут живой пеленой скрывать их от врага, наблюдающего снизу. Но волны, расходящиеся от их клювов, «чертящих» кончиком воду, выдают движение этих птиц. Кроме того, кормясь на скоплениях рачков, птицы сами не видят тех, кто скрывается от них в глубине. И порой это может привести к ужасным последствиям.
Крачки-водорезы, как обычно, «чертили» воду клювами, летая над поверхностью озера, стая за стаей. А в это время из глубины за ними наблюдали холодные, бесстрастные глаза. Рот хищника приоткрывался и закрывался, а плавники подёргивались в ожидании подходящего момента. Органы чувств улавливали лёгкие волны, расходящиеся от клювов, погружённых в воду. И вот, когда над водой пролетала очередная цепочка крачек-водорезов, поверхность озера вздулась, а потом буквально взорвалась: из воды показались зубастые челюсти озёрного живоглота. Острые зубы щёлкнули прямо около хвоста крачки, но все птицы взмыли вверх, и хищник погрузился в воду, не поймав никого. Этот гигант длиной около двух метров давно освоил охоту на птиц, и в прошлые годы успешно атаковал стаи кормящихся крачек. Но теперь он подрос и стал недостаточно проворным, чтобы успеть схватить быстрокрылую птицу. Испуганные атакой гигантской рыбы, крачки-водорезы взлетают, кричат пронзительными голосами и кружатся над плывущей у поверхности огромной рыбой. Словно чувствуя слежку за собой, гигант лениво взмахивает хвостом, и скрывается в глубинах озера. А крачки-водорезы снова начинают собирать мелких рачков. Молния не бьёт в одно и то же место дважды, и они не опасаются повторения атаки. Но в другое время и на другом краю озера может случиться что угодно…
Озёрные живоглоты, вне сомнения, являются доминирующими хищниками Венедского озера. Но они делят места обитания с множеством других существ, которые, в зависимости от ситуации, могут быть жертвой, конкурентом или врагом. Таковы, например, карликовые выдротюлени – уникальные обитатели Венедского озера. Подобно тюленям эпохи голоцена, эти мелкие звери являются хищниками и охотятся на рыб и раков. Они образуют небольшие скопления на скалистых островках, а на южном и восточном берегах озера облюбовали для отдыха невысокие песчаные островки в устьях рек. На суше эти существа неуклюжи – они ползают по земле, цепляясь сильными передними ластами, и изгибаясь всем телом. Но в воде их тучность сменяется удивительной грацией. Карликовые выдротюлени любят играть в воде – они умеют выпрыгивать из воды вертикально, и шлёпаться набок, поднимая тучу брызг. Также они могут играть в догонялки – схватив рыбу или какой-нибудь несъедобный предмет, один тюлень плавает, а остальные пытаются догнать его и отнять добычу. Но забавы хороши лишь на сытый желудок, поэтому выдротюлени уделяют гораздо больше времени охоте. Хорошенько отдышавшись и набрав полные лёгкие воздуха, выдротюлень становится почти одного удельного веса с водой. Благодаря этому он может без особых усилий держаться в толще воды и всплывать. Одной порции воздуха животному хватает на десять – пятнадцать минут погружения. Карликовые выдротюлени умеют добывать пищу разными способами – раскапывают когтями дно в поисках закопавшихся животных, прочёсывают заросли подводных растений и выгоняют спрятавшихся рыб, или преследуют косяки рыб в открытой воде. При этом животные выпрыгивают из воды, словно небольшие дельфины.
Один из выдротюленей покинул сородичей, отдыхающих на каменном островке, и нырнул в озеро. Взмахнув задними ластами, он быстро набрал скорость, и поплыл к зарослям рдеста возле берега. Выдротюлени – очень маленькие существа, и их мозг относительно невелик. Но по сообразительности они не уступают домашним собакам эпохи человека. Опыт подсказывает этому животному, что в зарослях есть, чем поживиться. Выдротюлень не ощущает подводных запахов – во время погружения его ноздри закрыты. Но большие глаза дают животному превосходную картину окружающего мира.
Ткнувшись носом в заросли рдеста, выдротюлень принялся обшаривать их. Животное аккуратно раздвинуло передними ластами колышущиеся стебли, и начало вглядываться в гущу растений. От его взгляда не ускользнул полосатый бок рыбы, сверкнувший где-то сбоку. Развернувшись, тюлень нырнул ещё раз – уже в зелёные волны подводной растительности. Он поплыл туда, где заметил полосатую рыбу. Перед мордой выдротюленя снова мелькнула та же рыба, быстро скрывшаяся в зарослях. Вдохнув немного воздуха, выдротюлень бросился за ней. Рыба находится в лучшем положении – она живёт в родной стихии, и ей не надо дышать воздухом. Но зато она проигрывает выдротюленю в скорости. Поэтому через несколько минут упорной гонки она прекращает гонку и пытается спрятаться среди растений. И теперь уже выдротюлень получает преимущество – загоняв рыбу, он решает поиграть с ней, перед тем, как съесть. Выгнав рыбу из зарослей, животное подплывает под неё снизу, не давая рыбе спрятаться. Жертвой выдротюленя оказался молодой, едва ли годовалый, озёрный живоглот. Если бы эта встреча состоялась через десять или пятнадцать лет, выдротюлень не стал бы вести себя так смело, а через двадцать пять – тридцать лет хищник и жертва окончательно поменялись бы ролями. Но не сейчас, и, возможно, никогда этот озёрный живоглот не станет охотиться на выдротюленей. В этот момент он – всего лишь игрушка для хищника. Пытаясь спастись, молодой озёрный живоглот выпрыгивает из воды, но тщетно – он просто шлёпается обратно, и выдротюлень снова начинает гонять его, не давая спрятаться.
Вдоволь наигравшись, выдротюлень приступает к еде. Он одним броском хватает рыбу, откусывает большую часть её туловища и проглатывает. Голова рыбы вместе с грудными плавниками опускается на дно, и под водой разливается привлекательный для раков запах съестного. Несколько мелких озёрных кракенов собираются на останках рыбы, но им приходится отступить, когда возле рыбьей головы оказывается Серая Клешня. Он гораздо крупнее этой мелочи, поэтому без лишних церемоний хватает голову озёрного живоглота клешнями и утаскивает в норку, пятясь задом наперёд.
В норе Серая Клешня начинает рвать остатки рыбы ногочелюстями. На его долю остаётся немного мяса на голове рыбы, основания плавников и жабры. Когда он поедает неожиданно доставшуюся ему пищу, запах от растерзанной рыбы привлекает других озёрных кракенов. Поэтому вскоре после начала обеда возле норы Серой Клешни появился один из его сородичей. Он смело забирается в нору Серой Клешни, и пытается отнять его добычу, вцепившись в неё одной клешнёй. В ответ на столь наглое посягательство Серая Клешня ещё крепче держит добычу ногочелюстями и передней парой ходильных ног, и вытягивает навстречу чужаку обе клешни. Соперник не хочет отступать, и один из его усов оказывается зажатым в клешне Серой Клешни. Поняв, что он попался, соперник отпустил рыбью голову и начал дёргаться, пытаясь освободиться. Серая Клешня сжал клешни ещё сильнее – и его соперник вырвался, оставив половинку уса в клешнях Серой Клешни. Это не нанесёт ему большого ущерба – во время следующей линьки оторванная часть уса отрастёт.
Серая Клешня переживает опасный возраст – в это время он ещё не достиг предельного размера, и может стать добычей так же легко, как хищником. То, что раньше он воспринимал как некие тени из другого, запредельного мира великанов, обрело вполне узнаваемые очертания, превратившись в выдротюленей и озёрных живоглотов – смертельных врагов озёрных кракенов, не доросших до крупного размера. Когда под водой раздаётся характерный всплеск массивного тела, Серая Клешня старается спрятаться – это выдротюлень выходит на охоту, и по опыту Серая Клешня знает, что это животное небезопасно. Выдротюлени охотятся на раков, и панцирь Серой Клешни пока не представляет особой проблемы для их зубов. Когда торпедообразный силуэт выдротюленя показывается из серо-зелёной воды озера, Серая Клешня спасается бегством. Он быстро уплывает в нору и забивается в её дальний конец. Но выдротюлень заметил удирающего от него молодого озёрного кракена, и бросился в погоню. Серая Клешня уже сидел в глубине норы, когда тусклый свет из входа заслонила морда выдротюленя. Вначале животное попыталось протиснуться в узкую нору Серой Клешни, но это ему не удалось. На несколько секунд стало светлее – выдротюлень всплыл за воздухом. Но затем Серая Клешня почувствовал сотрясения камня и удары по песку – выдротюлень начал отгребать песок из-под камня острыми когтями, надеясь добраться до осаждённого в своей норе рака. Несколько раз Серая Клешня замечал коготь этого животного, с каждым взмахом продвигающийся к нему ближе. И тогда Серая Клешня поступил так, как велела ему врождённая программа поведения – когла выдротюлень в очередной раз просунул ласт к нему в нору, он мёртвой хваткой вцепился в него клешнями.
Выдротюлень имеет такое сложение, что легко может достать ластами до своего рта. Но в этот момент он даже не подумал о том, чтобы просто убить Серую Клешню укусом, а затем спокойно съесть его. Это был молодой выдротюлень, и он жаждал только одного – избавиться от источника боли, пронзившей его ласт. Он судорожно затряс ластом, и Серая Клешня, отцепившись, упал в заросли рдеста. Выдротюлень больше не продолжал охоту – он поплыл к берегу, а следом за ним потянулся отчётливый след крови. Серая Клешня оказался сильно напуган происшедшим – он долго не вылезал из зарослей. Возможно, эта осторожность спасла его ещё раз за этот день – через несколько минут после того, как выдротюлень уплыл, над зарослями появился взрослый озёрный живоглот. Гигантская рыба, привлечённая запахом крови выдротюленя, проплыла, словно акула над рифами, медленно шевеля хвостом. Возможно, живоглота больше привлекал запах крови, и рыба даже не пыталась искать спрятавшегося рака.
Озёрные кракены легко становятся добычей хищников – в Венедском озере их обитает очень много. Пожалуй, самый страшный местный хищник – озёрный живоглот, гигантская окунеобразная рыба. Среди этих гигантов, достигающих длины двух, а порой и трёх метров, есть особи, постоянно обитающие в средней части Венедского озера, а есть те, кто не покидает прибрежной полосы. Возле берегов, как правило, охотятся более тихоходные особи. Здесь можно устроить прекрасную засаду – обилие растительности, затонувшие деревья и камни благоприятствуют такому способу охоты. Излюбленный способ охоты озёрного живоглота вблизи берега – устроить засаду среди камней или растений.
В устье реки разрастаются кувшинки. Эти растения практически не изменились с начала кайнозойской эры, и в неоцене они так же раскидывают по поверхности воды широкие листья, как и во времена человека. Только виды стали немного другими – климатические условия всё же изменились. Кувшинки Венедского озера отличаются крупными размерами – их листья достигают более полуметра в диаметре, а среди них распускаются огромные розовато-белые цветы. Эти растения могут встречаться на глубине более пяти метров, и под ними легко скроется даже взрослый трёхметровый озёрный живоглот.
Под листьями кувшинки, среди света и тени огромный хищник может легко «раствориться» благодаря своей пятнистой окраске. Зеленоватые бока испещрены пятнами от света и тени, и собственные пятна на спине озёрного живоглота сливаются с ними так, что рыба кажется словно продолжением игры света и тени. Его сложно заметить даже зоркому выдротюленю, а уж близорукий озёрный кракен и вовсе не способен на это.
Затаившись в зарослях кувшинки, озёрный живоглот начинает терпеливо ждать. Крупная рыба покачивается в тени листьев кувшинок, стараясь сохранять неподвижность – некоторые из его жертв воспринимают не только запахи, но и колебания воды. Впрочем, ждать приходится недолго – крупный озёрный кракен ползёт мимо. В глазах этого рака мир, находящийся на расстоянии больше двух метров от животного, превращается в размытую картинку. Поэтому кракен не может различить даже такую крупную рыбу. Озёрный живоглот, напротив, почувствовал присутствие кракена задолго до того, как увидел его – колебания воды от ползущего животного достигли клеток его боковой линии, и рыбе оставалось только ждать, пока ракообразное подойдёт ближе. Однако, и у кракена есть своё надёжное чувство – обоняние. Почувствовав хорошо знакомый запах, вызывающий тревогу, кракен замер, прижавшись ко дну. Только его усы делали осторожные движения, пытаясь определить, где находится источник запаха.
Озёрный живоглот набросился на свою добычу стремительно, несмотря на огромный размер. Вода на поверхности словно вскипела, когда во время броска он взмахнул хвостом, и несколько птиц, сидевших на листьях кувшинок, в испуге бросились к зарослям тростника. Одним движением озёрный живоглот настиг кракена и схватил его со спины. Ракообразное не смогло даже пустить в ход свои клешни – хищник находился вне зоны их досягаемости. Рыба с хрустом проколола панцирь кракена зубами, растущими в несколько рядов даже на нёбе, и рак сразу погиб. Когда закончились последние судороги кракена, живоглот подбросил его, поймал зубами за брюшко, и проглотил целиком, осторожно двигая челюстями. Несколько минут клешни кракена ещё торчали из пасти живоглота, но рыба сделала последнее усилие, и препроводила добычу в желудок.
В воде отчётливо ощущается запах произошедшей трагедии. Мелкие раки, ощущая его, прячутся среди коряг или в норах. Но рано или поздно большинство из них окончит свои дни таким же образом – в природе лишь редкое животное умирает своей смертью.
В возрасте пяти лет Серая Клешня достиг длины более 20 см. Озёрные кракены созревают рано, и в это время он уже принимал участие в размножении. Несколько молодых самок сравнимого с ним размера уже носят икру, которую он оплодотворил. Но период активного роста ещё далеко не закончился – в течение ближайших десяти лет Серая Клешня будет линять два раза в год, прибавляя в росте около 1,5 – 2 сантиметров после каждой линьки. Для успешной линьки Серая Клешня должен хорошо питаться, и ему это удаётся – он регулярно раскапывает норы шахтных бокоплавов, а по ночам наведывается к ближайшему месту лёжки карликовых выдротюленей, где можно отыскать остатки рыбы или собственных сородичей, ставших жертвами этих млекопитающих.
Множество видов животных и растений, обитающих в озере, образует сложную и сбалансированную экосистему, пронизанную множеством пищевых цепочек и других видов взаимоотношений между видами. Иногда обстоятельства заставляют эти цепочки переплетаться самым причудливым образом.
Реки Восточной Европы петляют по равнинам, поросшим лиственными лесами. После сильных летних дождей реки могут размывать берега, и старые деревья падают в воду. Упавшие деревья могут тонуть в реке и застревать на мелководье, но некоторые стволы течением реки выносятся в Венедское озеро. Такое дерево оказывается ценной находкой для озёрных жителей – рыбы ищут корм и укрытие среди корней и ветвей. Вокруг дерева они могут собираться в стайки, насчитывающие несколько десятков особей, иногда разных видов. Стаи мелкой рыбёшки сопровождают ствол дерева, пока он не утонет или не будет выброшен волнами на берег. Это обстоятельство привлекает выдротюленей и других хищников к плывущему по озеру дереву.
Для выдротюленей ствол одного такого дерева – это одновременно кормушка и место отдыха. Три животных этого вида лежат на нагретой солнцем коре, почёсываясь ластами. Проголодавшись, один из выдротюленей просто ныряет под ствол, хватает рыбу, прячущуюся среди ветвей или корней, и сразу же возвращается обратно. Изредка на торчащие над водой ветви присаживаются для отдыха крачки-водорезы, но выдротюлени не обращают на них внимания. Ствол уже долгое время находится в воде – на нём успел поселиться целый мир маленьких существ. Черви прячутся в остатках коры, по подводной части ствола ползают бокоплавы и личинки насекомых. Такое изобилие привлекает внимание хищников, причём не только рыб. В тени ствола свисают в толщу воды тонкие тела гигантских жгучих гидр. Эти животные попали на дерево, пока оно проплывало через устье реки, и за несколько недель успели размножиться – кроме взрослых особей, на коре прикрепилось несколько молодых гидр, отпочковавшихся от них. Гидры охотятся на рачков и мальков рыб, которые буквально сами идут к ним на обед: стаи рыбьего молодняка держатся в тени плывущего ствола, а планктонные рачки развиваются в открытой воде гораздо обильнее, чем вблизи берега.
Выдротюлени отплыли на стволе дерева довольно далеко от берега, но их не пугает это расстояние. Они очень хорошие пловцы, и при необходимости легко вернутся на берег. Поэтому звери не собираются покидать удобное место отдыха. Солнце нагрело кору дерева, и животные одно за другим погружаются в послеобеденный сон. Никто из выдротюленей не придал значения тому, что ствол дерева, до того плавно покачивавшийся на волнах, вдруг резко вздрогнул. Один из выдротюленей лишь приподнял голову и осмотрелся, после чего снова погрузился в сон.
В том месте, где плыл ствол дерева с многочисленными пассажирами и спутниками, озеро достаточно глубокое, и нет торчащих со дна камней, за которые могла бы задеть ветка дерева. Но, если бы выдротюлени были более осторожными, они бы заметили, как поверхность воды на секунду прорезал большой колючий плавник.
Поблёскивающие под стволом дерева мелкие рыбы привлекли внимание крупного озёрного живоглота – рыбы длиной около двух с половиной метров. А запах выдротюленей, отдыхающих на стволе, ещё больше раздразнил аппетит огромной рыбы. Этот озёрный живоглот уже охотился на карликовых выдротюленей, и знает, как их добывать. Он умерщвляет таких зверей одним ударом головы в живот, и инстинкт подсказывает ему именно такую тактику нападения. Озёрный живоглот воспринял ствол дерева в сочетании со слабым запахом выдротюленя как тело одного такого животного. Словно подводная лодка, рыба погрузилась в глубину озера, разогналась и нанесла удар.
Когда ствол дерева вздрогнул после того, как в него врезалась крупная рыба, выдротюлени проснулись и начали тревожно озираться. Один из выдротюленей заметил плавающего рядом с деревом озёрного живоглота, и тревожно залаял. Его сигнал подхватили два других зверя, хотя никто из сородичей, оставшихся на берегу, просто не услышал бы их. Звери оказались пленниками гигантской рыбы, которая явно желает добыть одного из них. Озёрный живоглот продолжает осаждать дерево. Рыба плавает вокруг дерева, толкает ствол боками и время от времени наносит удары головой по стволу. Ожоги от щупальцев гигантских жгучих гидр, поселившихся на стволе, хищная рыба воспринимает как попытку защититься, и ещё сильнее атакует дерево. Разогнавшись, громадная рыба совершает великолепный прыжок через ствол дерева, и с громовым звуком шлёпается в воду.
Выдротюлени уже изрядно напуганы присутствием крупной рыбы, а последний прыжок озёрного живоглота привёл их в панический ужас. Один из выдротюленей не выдержал нервного напряжения, и решил спастись бегством. Возможно, он когда-то успешно спасался от этих хищников таким же образом, но сейчас явно не та ситуация: берег далеко, а ближайший островок находится в сотне с лишним метров от плывущего ствола дерева.
Когда один из выдротюленей нырнул, озёрный живоглот оставил бесполезные попытки атаки на ствол и бросился за ним в погоню. Рыба начала преследование выдротюленя, стараясь измотать его. Животное выпрыгивало из воды, надеясь увеличить скорость, но до спасительного островка было ещё далеко, сам выдротюлень устал, а рыба настигала его всё больше.
Неожиданно для себя измученный погоней зверь обнаружил, что преследовавший его озёрный живоглот куда-то исчез. Выдротюлень всплыл на поверхность воды, и начал жадно вдыхать воздух. Высунув голову из воды, зверь оценил расстояние до островка, и огляделся в поисках преследовавшего его хищника. Поверхность озера была спокойной, и выдротюлень ещё раз глубоко вдохнул воздух.
…И этот вдох оказался для него последним. Страшная волна подбросила животное из озера, сокрушительный удар твёрдой головы огромной хищной рыбы сокрушил его рёбра, и выдротюлень упал в озеро уже мёртвым. Таранный удар буквально расплющил его в лепёшку. Озёрный живоглот схватил тушу выдротюленя за голову, и с некоторым усилием проглотил целиком. Окунь съел тюленя… Эволюция в очередной раз «смешала карты» и сделала обычным явлением порядок, который показался бы невозможным человеку.
Прошло ещё десять лет. Эти годы были различными – одни были сухими и жаркими, другие – прохладными и дождливыми. В сухие годы уровень воды в Венедском озере снижался, и прибрежные отмели превращались в пляжи. А в дождливые годы мутная от речного ила вода подавляла рост планктона, и крачки-водорезы предпочитали задержаться на берегах Четвероморья, или летели сразу на атлантическое побережье Европы, вместо того, чтобы гнездиться на Венедском озере. Но любое из этих событий было вполне предсказуемым, и не выходило за рамки привычного положения вещей. Все эти годы Серая Клешня исправно рос и регулярно линял, и благополучно достиг возраста 15-ти лет. За это время его жизнь изменилась сообразно его росту: теперь длина его тела – около 60 см. Ещё часть врагов превратилась в добычу, и жизнь взрослого озёрного кракена стала гораздо более безопасной. Серая Клешня в самом расцвете сил – это представитель доминирующего вида хищников бентоса. Он ещё не достиг пределов своего размера – время активного роста продолжается. Конечно, теперь Серая Клешня будет линять в среднем три раза за два года, но это тоже неплохой темп роста. Его нора теперь – довольно широкая пещера под стволом затонувшего дерева, а вход в неё забаррикадирован корягой весом в несколько килограммов. Рак достаточно силён, чтобы отодвигать её, но он предпочитает протискиваться в нору под корягой: у него ещё остались враги, и при необходимости коряга может стать хорошей преградой для большинства хищников. Теперь выдротюлени опасаются встреч с Серой Клешнёй, и его врагами оказываются только взрослые озёрные живоглоты. А молодняк этих рыб часто попадает на обед Серой Клешне.
Неоценовая эпоха отличается тёплым и влажным климатом, но на Земле вполне естественным образом сохраняются области сезонного климата, которые располагаются ближе к полюсам. Зима на Венедском озере – это время холода и сырости. В зимние месяцы вода в озере покрывается тонким слоем льда, и выдротюлени вынуждены процарапывать в нём отдушины подобно тому, как это делали их предки в эпоху голоцена. В животном и растительном мире озера зимой происходят существенные изменения. Световой день сокращается, освещённость нижних слоёв воды уменьшается, и водяные растения начинают отмирать. От густых зарослей рдестов остаются только длинные корневища. На дне озера в слое ила лежат зимующие почки разных растений. Они должны пробыть в холоде определённое время, чтобы весной из них могли развиться побеги. Среди почек и отмирающих частей растений попадаются покрытые плотной оболочкой почки гигантских жгучих гидр. Эти полипы проводят зиму в «законсервированном» виде, а весной очень быстро растут и развиваются в прогретой воде. Зимой они совершенно безопасны, и их вполне может съесть любой подводный житель – они не жгутся, поскольку на зиму гидра теряет стрекательные клетки, и даже щупальца полипа рассасываются полностью.
Рыбы также проводят зиму в малоактивном состоянии. Одни из них прячутся в укрытия – в подводные пещерки и трещины между камнями, другие просто закапываются в ил. Но большинство рыб Венедского озера собирается на дне, где бьют холодные ключи. Здесь скапливаются целые стаи рыб, иной раз даже различных идов. При низкой температуре их жизненные процессы заторможены, поэтому мирные рыбы могут даже зимовать бок о бок с хищниками.
В отличие от рыб, карликовые выдротюлени – теплокровные животные. Поэтому они сохраняют активность даже в сильные холода. В мороз эти звери не теряют привычной живости, а аппетит этих животных буквально удваивается на холоде. Выдротюлени сильно жиреют к зиме – в это время их вес больше, чем в полтора раза превышает вес животного летом. Зиму выдротюлени проводят на льду озера. Когда снег наметает сугробы, эти животные прокапывают мордой и ластами тоннели, в которых прячутся ночью. Кроме того, зимой у выдротюленей появляется ещё одна забота: они поддерживают незамерзающей отдушину во льду. Им проще делать это, чем их предкам в эпоху голоцена – неоценовая зима на Венедском озере не слишком сурова, и лёд не достигает большой толщины. Но выдротюлени всё равно не должны терять бдительности: если полынья замёрзнет, животные могут остаться без обеда, и им придётся хорошо поработать, чтобы достать себе пропитание. Но такие проблемы преследуют их, самое большее, два месяца в году.
Сквозь полынью выдротюленей свет проникает в подводный мир. В бледном луче света мелькают тени рыб – возле полыньи вода богаче кислородом. Планктонные ракообразные инстинктивно стремятся к свету, а рыба сплывается сюда вслед за ними. Поэтому выдротюленям не составляет труда поймать рыбу. Но, ныряя за рыбой зимой, выдротюлень обязан помнить, где находится полынья. В голоцене некоторые виды крупных морских тюленей задерживали дыхание на десятки минут, но для мелкого животного такое достижение недоступно. Поэтому рыбе достаточно отплыть на некоторое расстояние от полыньи, чтобы выдротюлень прекратил охотиться на неё. Но иногда этим животным улыбается удача, и тогда на дно падает откушенная голова или хвост рыбы. Этого ожидает Серая Клешня, который часто бродит под полыньями выдротюленей. Когда эти подвижные и любопытные звери проплывают над Серой Клешнёй, он приподнимает клешни, показывая свою способность защищаться. Он уже не раз щипал особенно любопытных или настойчивых выдротюленей в нос и губы, чтобы они стали более осторожными. Став крупным, Серая Клешня легко может дать им отпор, хотя предпочитает лишь демонстрировать позу угрозы.
При низкой температуре аппетит кракена снижен, поэтому с поздней осени до ранней весны Серая Клешня лишь изредка охотится на рыбу, и больше разыскивает падаль и мелкий случайный корм. Впрочем, если ему попадётся зимующая рыба, он охотно съест её. В поисках корма Серая Клешня бродит по дну озера, иногда спускаясь в его глубины – под самым льдом вода холоднее, чем на глубине. Обычно поздней осенью и в начале зимы рыбы скапливаются в глубоких омутах, где бьют подземные источники, но некоторые остаются на мелководье. Поэтому озёрному кракену не обязательно совершать дальние путешествия, чтобы отыскать что-то съедобное. Достаточно лишь получше принюхаться, чтобы отыскать рыбу, затаившуюся где-то недалеко. Некоторые обитатели озера могут зимовать, закапываясь в ил, либо просто укрываясь в норах под камнями. Одна из таких нор привлекла внимание Серой Клешни – в ней явно есть кто-то съедобный. Рак начинает медленно раскапывать нору, пользуясь широкими клешнями как лопатами. Он просто не может работать быстро – вода холодная, и все обменные процессы кракена заторможены. Его добыча, к счастью, тоже не отличается быстротой реакции по той же причине. После нескольких минут неторопливой работы сенсоры Серой Клешни почувствовали движение. Из норы поднялось облако мути, а следом рванулось длинное серое тело с тёмными пятнами. Под камнем нашла зимнее убежище крупная листотелая бельдюга. Когда растительность начала отмирать, эта рыба успела хорошо откормиться, и выкопала себе нору для безопасной зимовки. Этой рыбе есть, из-за чего быть осторожной – она самка, к тому же беременная. Осенью у неё прошёл брачный сезон, и теперь эта рыба вынашивает потомство – около десятка крупных мальков. Они родятся лишь весной, когда вода в озере потеплеет. Серая Клешня упустил эту добычу, и теперь должен искать что-то новое. А бельдюга, взмахнув длинным хвостом, неторопливо скрывается в тёмной воде. Если рыба не найдёт себе подходящей норы, то она может перезимовать, закопавшись в ил. А Серая Клешня теперь ищет более лёгкую добычу. Он спускается в глубину озера, где круглый год вода прохладная и бьют ключи. Здесь, в зимовальных ямах, можно найти множество сонных рыб подходящего размера. Сбиваясь на зимовку в таких местах, рыбы почти ничем не рискуют – выдротюлени редко ныряют так глубоко, и на рыб может напасть разве что случайный хищник вроде Серой Клешни. Когда Серая Клешня спускается на дно, он чувствует, что песок шевелится у него под ногами, хотя запаха рыб или других животных в этом месте не ощущается. А ещё органы чувств сообщают животному, что вода стала подвижнее. Просто холодный ключик бьёт со дна озера, и поток воды из него стекает вниз по склону дна озера. Серая Клешня спускается по этому потоку – обычно рыбы держатся возле подземных источников. И действительно, вскоре усы Серой Клешни ощущают присутствие и медленные движения множества живых существ – рак достиг места зимовки рыб. Видимость очень плохая – из-за ледяного покрова в глубины проникает совсем мало света, и глаза Серой Клешни с трудом различают дневной свет. Но там, где не помогает зрение, в ход идут другие органы чувств. Органы химического чувства, которыми усеяны длинные усы, помогают Серой Клешне ориентироваться. Рак чувствует, что в воде прямо около него находится небольшая стайка полусонных рыб. Когда рак движется, рыбы расступаются, и усы животного лишь случайно касаются их. Поймать сонную рыбу легко – достаточно лишь сделать одно верное движение. Серая Клешня замирает и выжидает, пока рыбы приблизятся к нему, а затем вытягивает клешни наудачу и хватает одну рыбу – мелкого озёрного живоглота. Схваченная рыба бьётся в судорогах, и сородичи, испуганные её резкими движениями, расплываются. Не дожидаясь, пока прекратятся судороги пойманной рыбы, Серая Клешня разворачивается и тащит добычу к норе. После того, как он уполз, рыбы вновь заняли места около струи холодной воды – до следующего такого случая. Кракены Венедского озера регулярно навещают зимовальные ямы, но не наносят большого ущерба рыбьему населению озера – этим обычно занимаются крупные особи, которых в популяции относительно немного из-за высокой смертности озёрных кракенов в молодости. Молодые кракены зимой кормятся на мелководье.
Озёрный кракен требователен к содержанию кислорода в воде (как, впрочем, и все пресноводные раки). Поэтому они зимуют там, где ледяной покров тонкий, либо не образуется вовсе. Много озёрных кракенов уходит на зиму на дно Венедского озера, поближе к ключам, а некоторые остаются в прибрежных водах или в устьях рек южной части озера. Кракены северных популяций также зимуют очень оригинально: они проводят зиму вблизи водопадов, а некоторые особи и вовсе сидят в яме под падающей со скал струёй воды. В холода кракены могут совсем не питаться, и иногда одна особь поедает всего лишь около десятка небольших рыб за зиму.
Беспозвоночные редко отличаются значительным долголетием, но озёрные кракены являются исключением из правила. Шестьдесят второй год жизни Серой Клешни – весьма знаменательное событие. Этот рак достиг своего предельного возраста, и намного превзошёл среднюю продолжительность жизни представителей этого вида – обычно около сорока лет. Все его ровесники, появившиеся на свет в одном с ним выводке, давно уже погибли от хищников, голода и болезней. Серая Клешня – единственный уцелевший из своего выводка. Мало того – он, очевидно, стал старейшим озёрным кракеном Венедского озера. Обычно представители этого вида редко доживают до столь почтенного возраста – большинство старых особей едва переживает полувековой рубеж. Но Серая Клешня – счастливчик в своём роде.
Ранней весной в Венедском озере разворачиваются брачные игры злейших врагов озёрного кракена – озёрных живоглотов, громадных окунеобразных рыб. Брачные игры гигантов проходят очень бурно, и порой жестоко. Хотя в брачный сезон пищевые рефлексы этих чудовищ угасают, они по-прежнему остаются опасными для остальных жителей Венедского озера. Для нереста озёрные живоглоты выбирают прибрежную растительность, которая только начинает отрастать. Особенно нравятся этим рыбам затонувшие стволы деревьев с ветками и корнями – рыбы откладывают на них икру. Подходящая для нереста территория вблизи берегов делится самцами на множество индивидуальных участков. На их границах вспыхивают жестокие схватки между конкурирующими рыбами. Каждый самец старается захватить территорию с более густой растительностью, и будет охранять свои владения до прихода самок. Пока самцы делят прибрежные мелководья, самки с икрой плавают в центральной части озера – они появятся на берегах лишь после того, как схватки между самцами прекратятся.
В брачный сезон самцы демонстрируют себя конкурентам. При этом они ярко окрашиваются – бока становятся изумрудными с золотистым отливом и бархатно-чёрными пятнами, а плавники приобретают огненно-красный цвет. Голова самца в брачный сезон также чернеет, и это придаёт рыбе свирепый вид, а глаза ярко выделяются на этом фоне.
Заняв подходящую территорию, самец озёрного живоглота начинает брачные демонстрации – они являются одновременно вызовом для соперника и приглашением для самки. Рыба раскрывает веерами яркие плавники, и плавает кругами вдоль границ своей территории. Если же рядом с ним оказывается соперник, самец решительно нападает на него. Первый выпад предупреждающий – самец плывёт навстречу сопернику, разгоняется, затем резко разворачивается и обдаёт соперника волной. По силе волны соперничающие рыбы оценивают силу друг друга. Если конкурент дерзок и не хочет уплывать, самец может ударить его головой в бок. Если же и это не помогает, хищники пускают в ход зубы. Зубы озёрного живоглота очень острые, и прямой поединок может закончиться травмами, и даже смертью одной из рыб. Когда два самца сходятся в смертельном поединке, один из них вцепляется в челюсть другого, и начинается долгая силовая борьба. Когда гигантские рыбы дерутся, на поверхности воды слышится плеск и вскипают буруны. Иногда на поверхности появляется бок одного из соперников. Рыбы кружатся, пытаясь перевернуть друг друга кверху брюхом или прижать ко дну. Прочие водяные жители спешно покидают место схватки великанов: из зарослей растений выскакивает испуганный кракен, и быстро уплывает. Но борющиеся рыбы даже не обращают на него внимания, хотя в иное время он был бы пойман и съеден любой из этих рыб.
Проходит около четверти часа. Один из соперников чувствует, что терпит поражение: рыба прижимает спинной плавник к телу, а её окраска бледнеет. В конце концов, побеждающая рыба делает резкий рывок, и под водой явственно слышится хруст. Побеждённая рыба торопливо покидает поле боя – самец серьёзно ранен, у него сломана челюсть. А победитель, придя в себя после схватки, вновь окрашивается в яркие цвета, расправляет плавники и начинает призывать самку, издавая серии щелчков. Изредка по границам его территории проплывают другие самцы, которые в этом сезоне были не столь удачливыми в этом сезоне. Их окраска бледная, у многих порваны плавники и по бокам тянутся чудовищные шрамы, а у некоторых искалечена челюсть – это жестокий итог брачных турниров. Особенно сильно искалеченные самцы, скорее всего, погибнут – их могут съесть более крупные сородичи.
Когда самки приплывают на мелководья Венедского озера, самцы уже установили границы территорий, а слабейшие особи изгнаны с нерестилищ. Встречая самку, самец озёрного живоглота начинает ухаживания: он плавает вокруг неё, расправив плавники и ярко окрасившись и сверкая золотистыми глазами на почерневшей в брачный сезон голове. Самка, хотя и крупнее самца, принимает его ухаживания и показывает знаки подчинения – она слегка наклоняется набок, демонстрируя самцу живот, полный икры. Плавники самки в этот момент сжаты. Самец подталкивает её к нерестилищу – кусту водяных растений или веткам дерева. Некоторое время рыбы неподвижно парят над растениями, а затем начинается метание икры. Гигантские окунеобразные мечут икру в виде длинной слизистой ленты, в которой плавают тысячи мелких икринок, и сразу же оставляют её на произвол судьбы.
Самки остаются на мелководье совсем недолго – буквально за несколько дней они все вымётывают икру и уходят на глубину. А следом за ними уплывают самцы. Самые крупные из них нерестятся по два – три раза с разными самками. Но через несколько дней брачные игры озёрных живоглотов завершаются, и просыпающиеся после зимовки обитатели Венедского озера получают обильное даровое угощение – икру этих рыб.
Возле слизистых лент икры, лежащей среди ветвей водяных растений, вьётся множество полупрозрачных длиннотелых рыбок – это новорожденное потомство листотелой бельдюги. Уже с первых дней жизни проявляется преимущество этого вида в размножении перед остальными рыбами – активное и развитое потомство. Пока икра озёрного живоглота медленно развивается в холодной воде, молодь бельдюги активно питается ею. Подвижные полупрозрачные рыбки выдёргивают икринки озёрного живоглота одну за другой из общего слизистого покрова и глотают. Немного икры озёрных живоглотов уцелеет после нападений обитателей озера, потому у этого вида рыб плодовитость достигает сотен тысяч икринок – они оставляют своё потомство на произвол судьбы, и каждый озёрный живоглот вынужден с первых минут жизни бороться за своё существование. Хищникам и просто гурманам всё равно не съесть всей икры живоглотов, а потомство из оставшейся в живых икры займёт достойное место в экосистеме и наверстает упущенное. Озёрные кракены тоже кормятся икрой. Кратковременное, но фантастическое изобилие пищи привлекает на мелководье различных животных – как мирных всеядных существ, так и хищников. Несколько молодых кракенов, размером не больше обычного речного рака, выползли к кладкам озёрного живоглота и также начали уничтожать икру. Когда они появились возле кладок живоглотов, молодые бельдюги отплыли в сторону – кракены могут нападать на них. Серая Клешня, привлечённый возможностью лёгкого угощения, также покидает своё убежище и приближается к зарослям растений, где кучами лежит икра озёрных живоглотов. Он уже очень старый, и ползает медленно. Теперь Серая Клешня плохой охотник, и питается преимущественно падалью, которую ищет с помощью обоняния. Ему уже не под силу поймать рыбу. Но есть другой корм, доступный старому раку.
Молодые кракены поедают икру озёрных живоглотов. Пока нет явной опасности, они спокойно продолжают разорять кладки. Неожиданно под водой раздаётся хруст, и раки чувствуют волны, расходящиеся от судорожно бьющегося тела. Это пугает их, и молодые кракены покидают место кормёжки – все, кроме одного. Один из молодых раков схвачен Серой Клешнёй и бьётся в его крепких клешнях. Огромный старый кракен легко раздавливает его панцирь и поедает мясо. Серая Клешня давно стал каннибалом и регулярно нападает на молодых раков. Это обычное дело для старых озёрных кракенов, и Серая Клешня здесь не исключение. В старости рост Серой Клешни замедлился, и линька стала нерегулярной. Он не линял последний год, поэтому его панцирь успел обрасти большим количеством водорослей и мелких сидячих животных. Кажется, что патриарх рачьего мира замшел под тяжестью прожитых лет. Но он пока продолжает жить, хотя иногда кажется, что каждый шаг по дну озера даётся ему с большим трудом.
Весной световой день начинает удлиняться. Реагируя на этот стимул, организм Серой Клешни начинает вырабатывать гормоны и готовиться к очередному обновлению – линьке. Чтобы успешно полинять, Серая Клешня активно кормится и накапливает запасы питательных веществ. Дело в том, что перед линькой и некоторое время после неё животное не может питаться – его челюсти слишком мягкие, чтобы откусить и размельчить мясо. Серая Клешня поедает не только мелких сородичей. Также он ест мёртвую рыбу, причём вместе с костями – когда его организм готовится к линьке, в нём откладываются запасы извести в виде двух округлых образований по бокам пищевода. Кроме того, он поедает молодые побеги водяных растений – это единственный корм, за который не надо бороться с сородичами.
Через несколько дней, когда большая часть икры озёрных живоглотов была уничтожена, а из оставшейся вывелись мальки, Серая Клешня почувствовал, что пришло время, когда он должен спрятаться в нору для дальнейшего превращения. Старый панцирь Серой Клешни уже лопнул по заднему краю, и из-под него показался край ещё мягкого и светлого нового панциря. Тело Серой Клешни как бы немного вздулось, а все суставы на конечностях чётко обозначились. Панцирь на туловище уже кажется не по размеру маленьким: из-под него показались основания ходильных ног. В таком состоянии Серая Клешня неподвижно сидит в норе, лишь его усы и ноги слегка подёргиваются, и время от времени животное осторожно шевелит усами.
Проходит ещё один день, и самый ответственный момент наступает – начинается трудный и долгий процесс линьки. Будучи молодым, Серая Клешня за считанные минуты покидал старый панцирь, и потом терпеливо ждал, пока затвердеет его новый покров. Повзрослев, он стал линять всё медленнее, и всё дольше твердел покров на его огромном теле. После предыдущей линьки Серая Клешня больше недели не покидал нору, пока его покровы не отвердели окончательно.
Ожидая начала линьки, Серая Клешня приподнялся на всех ногах, и замер на несколько минут. Затем он опрокинулся набок, и процесс линьки начался. Вначале панцирь Серой Клешни треснул по бокам. Затем Серая Клешня выгнулся назад, и покров его головогруди приподнялся. Изогнувшись сильнее, рак отогнул его вперёд и начал вытаскивать из панциря голову и конечности. Одновременно его брюшко судорожными сокращениями начало выползать из старого панциря, словно гусеница. Выгнувшись, Серая Клешня рывком освободил от старого покрова челюсти и основания усов. Это далось старому раку с большим трудом, и Серая Клешня замер на дне норы, отдыхая после этого усилия. Теперь главной задачей было освободить от старого панциря клешни и ноги. Они уже наполовину вылезли из панциря, и были скованы им, словно кандалами. Но с возрастом клешни старого рака стали очень крупными, и сейчас панцирь не пускал их на свободу так легко, как раньше. Серая Клешня сделался буквально пленником своего собственного панциря. Пытаясь освободиться, он стал судорожно биться. Но это только усугубило положение – панцирь разорвался пополам, и его часть осталась на брюшке. Теперь освобождение от него стало совершенно невозможным. Серая Клешня не обладает интеллектом, и просто не может понять, что его попытки освободиться уже ни к чему не приведут. Панцирь, сковывающий движения, животное воспринимает как опасность, и инстинктивно пытается спастись от неё. Он знает, что избежать опасности можно единственно надёжным способом, который не раз спасал ему жизнь в прошлые годы – быстро уплыть. Брюшко Серой Клешни резко сгибается, но это не помогает избавиться от остатков панциря. От этого всё складывается ещё хуже – вначале наполовину вылинявшее животное мечется по норе, ударяясь об стенки, а затем и вовсе вываливается из норы и падает на песок.
Восходящее солнце осветило тело Серой Клешни, которое валяется на дне озера возле входа в нору, окружённое остатками панциря. Он так и не смог вылинять до конца, и умер, обессилев. В общем, это вполне естественный конец жизни рака – даже более молодые раки иногда не могут пережить сложного процесса линьки, который ложится на организм огромной тяжестью. По иронии судьбы его тело будет съедено теми, кто раньше сам служил ему добычей – бокоплавами, мелкими рыбами и молодыми раками его же собственного вида. Но всё же Серая Клешня – своего рода счастливчик: он умер собственной смертью, а это в природе может быть скорее привилегией. Его жизнь прожита не зря – по дну Венедского озера ползает много его потомков, а некоторые из них имеют особую «фамильную метку» - серые кончики клешней.

Бестиарий

Гигантская жгучая гидра (Urenohydra ferox)
Отряд: Антоатекаты (Anthoathecata)
Семейство: Гидры (Hydridae)

Место обитания: Венедское озеро, заросли растений.
Кишечнополостные достигают особенного расцвета и изобилия в морских водах. В пресных водах эпохи голоцена, например, медузы были представлены единичными очень мелкими видами из класса гидроидных, в то время, как в море существовали тысячи их видов самого разнообразного размера, населяющие море от мелководий до глубин. Коралловые полипы вообще не выносили даже малейшего опреснения воды. Характерными кишечнополостными пресных вод в эпоху голоцена являлись гидры (Hydrida) – одиночные пресноводные полипы, не имеющие никаких твёрдых скелетных образований. Эти животные не образуют медуз, и ведут сидячий образ жизни, передвигаясь при необходимости на небольшие расстояния. Гидры не образуют плавающего поколения медуз.
В эпоху экологического кризиса, связанного с хозяйственной деятельностью человека, гидры не понесли сколько-нибудь значительного ущерба: они не представляли собой каких-то хозяйственно значимых животных, а их неприхотливость позволяла им выживать даже в загрязнённых водоёмах. Гидры легко пережили ледниковый период, и продолжили своё существование в неоцене.
Когда Балтийское море оказалось отрезано от Атлантики и начало постепенно опресняться, превращаясь в Венедское озеро, морская фауна начала отступать, а из рек Евразии в молодое озеро-море начали переселяться разнообразные водные животные. Среди них были вездесущие и неприхотливые гидры. Жизнь в крупном водоёме не слишком изменила гидр эпохи неоцена. Эти животные сохранили примитивное строение тела, которое позволяло им безбедно существовать миллионы лет до голоцена, и не препятствовало выживанию в неоценовых экосистемах. Но всё же жизнь в крупном водоёме со слегка солоноватой водой при обилии как добычи, так и хищников, изменила обычных мелких гидр, превратив их в весьма опасных существ.
Самый крупный вид кишечнополостных Венедского озера – гигантская жгучая гидра. Это очень крупный вид гидр: длина её цилиндрического тела до 8 см (толщина около 1 см), а щупальца могут вытягиваться до 20 см. Тело этого полипа полупрозрачное, сероватое, сильно растяжимое. Когда гидра проглатывает какое-то мелкое животное, оно просвечивает сквозь стенки тела хищника, пока не будет переварено. На нижней части тела есть прикрепительная подошва, помогающая удерживаться даже на сильном течении.
Главное оружие гигантской жгучей гидры – это её щупальца. Они вооружены множеством крупных стрекательных клеток, которые различимы на просвет в виде мелких тёмных точек на поверхности щупальца. Особенно много их на участке от кончика до середины щупальца. Стрекательные клетки снабжены очень сильным ядом, благодаря которому гигантская жгучая гидра может убивать рыб длиной до 5 см. Даже для млекопитающих или водяных птиц её ожог может оказаться очень болезненным, а мелкие животные (например, грызуны, случайно оказавшиеся в воде) могут погибнуть от ожогов этого полипа.
Это животное обитает среди растительности, образуя скопления в местах, богатых кормом. Как правило, такие скопления – результат размножения одной особи. Полип-основатель даёт множество почек в нижней части тела недалеко от подошвы, и из них постепенно развиваются новые полипы. Когда они достигают примерно трети длины взрослого полипа, они отделяются от него и ведут самостоятельную жизнь недалеко от родительской особи. Способность к почкованию зависит от наличия корма: хорошо питающаяся особь может дать за сезон до 20-ти молодых гидр, тогда как на местах, где корма не хватает, взрослая особь может дать лишь одну или две молодых гидры.
На камнях держится поодиночке. Иногда поселяется на плавающих деревьях.
В конце осени, достаточно окрепнув и откормившись, полипы образуют яйца. Яйца гигантской жгучей гидры относительно крупные (диаметром до 4 – 5 мм), покрытые плотной оболочкой, отличаются жизнестойкостью: они легко переносят вмерзание в лёд, и благодаря этой особенности гидры могут расселяться на стадии яиц вместе с льдинами.
Ещё одна особенность гигантской жгучей гидры – способность к образованию зимующих почек. Осенью, когда вода становится холодной, у животного происходят физиологические изменения: щупальца укорачиваются, стрекательные клетки на них рассасываются, тело животного покрывается восковидной оболочкой, которую выделяет эпителий. Тело гидры как бы «засыхает», находясь прямо в воде: избыток воды удаляется из клеток активно. Тело животного сильно сокращается в объёме, и превращается в образование, похожее на почку. Почка крепко приклеивается к субстрату, и проводит зиму в таком состоянии. Потепление воды весной включает процесс «оживания» гидры: клетки выделяют фермент, растворяющий оболочку, и вода начинает проникать в тело животного. Увеличиваясь в объёме, тело гидры разрывает оболочку и расправляется. За несколько дней у животного развиваются новые щупальца со стрекательными клетками, и перезимовавший полип продолжает обычную жизнь.

Шахтный бокоплав (Raptogammarus fossor)
Отряд: Бокоплавы (Amphipoda)
Семейство: Бокоплавы (Gammaridae)

Место обитания: Венедское озеро, мелководья с песчаным грунтом.

Рисунок Amplion

Бокоплавы – ракообразные, способные жить как в пресной, так и в солоноватой воде. Это обстоятельство оказалось весьма полезным для них, когда эти животные заселяли Венедское озеро. Здесь они образовали большое количество видов, отличающихся строением, образом жизни и особенностями питания. Некоторые из бокоплавов Венедского озера выживают благодаря оригинальным жизненным стратегиям.
На песчаных участках дна Венедского озера, особенно в местах, защищённых от прибоя, можно увидеть следы деятельности каких-то мелких животных – торчащие на дне короткие трубки из песка и мелких камешков. Из них высовывается пара тонких длинных усов – обитатель этой трубки сидит дома. Его можно увидеть в те краткие секунды, когда мимо трубки проплывает малёк или какой-то плавающий бокоплав. Тогда из трубки молниеносно выскакивает её обитатель, сбивает жертву в толще воды, и вновь с точностью ныряет в трубку, таща добычу с собой. Это ракообразное – шахтный бокоплав, названный так за особенности построек, которые он делает на дне озера.
Шахтный бокоплав сочетает приспособления к хищничеству и роющему образу жизни. У него удлинённое, узкое и гибкое тело, задняя часть которого расширена. Две пары брюшных ножек увеличены – они образуют подобие горизонтального руля, когда животное плавает, и служат «лопатой» во время постройки укрытия. Тело животного покрыто тонким панцирем желтовато-коричневого цвета. Длина тела шахтного бокоплава около 4 см, ещё столько же приходится на тонкие усы. Это ракообразное строит в песчаном дне вертикальные норы, выкапывая их с помощью задних сегментов брюшка и задних пар брюшных ножек.
В основаниях ног в средней части туловища животного имеются специальные железы, выделяющие жидкий цементирующий секрет. В воде он превращается в вязкую массу, с помощью которой ракообразное укрепляет стенки норы и не даёт ей размываться. Глубина такой норы достигает 15 – 20 см. Рачок постоянно передвигается по норе вверх-вниз, укрепляя стенки и выбрасывая наружу осыпающийся песок. Шахтный бокоплав надстраивает вход в нору песком и мусором, отчего он выделяется на дне озера в виде широкой трубки, торчащей на 1 – 1,5 см над уровнем грунта. Некоторые особи маскируют вход в жилую трубку, укладывая на него створку раковины моллюска или гнилой лист растения.
Шахтный бокоплав – хищник. Это ракообразное поедает любую мелкую добычу, с которой может справиться – мелких рыб, водяных насекомых, ракообразных и червей. Часто шахтный бокоплав хватает рыб длиной лишь немногим меньше, чем он сам. Это животное проводит в собственных норах значительную часть времени, поэтому у него слабое зрение – каждый глаз состоит из нескольких десятков фасеток. Зато обоняние этого животного очень острое. Органы химического чувства располагаются на антеннах этого рачка, и шахтный бокоплав может получать адекватную информацию об окружающей обстановке, лишь выставив из норки усы. Обнаружив присутствие добычи, этот рачок выскакивает из норы, и благодаря острому химическому чувству устремляется прямо в её направлении. Плавательные ноги этого рачка (три задних пары грудных ног) покрыты с обеих сторон волосками, которые придают им перистую форму. Загребая ими, шахтный бокоплав быстро плавает, развивая скорость до полуметра в секунду.
Ракообразное схватывает добычу двумя передними парами ног, которые хорошо развиты и несут множество шипов. В этом шахтный бокоплав очень похож на обитающего в Четвероморье бокоплава-богомола, представляя собой пример параллелизма в эволюции. Этот рачок умерщвляет добычу укусами челюстей и затаскивает её в нору, где поедает.
Часто рачок ловит добычу, не покидая нору: он просто сидит около самого входа, быстро высовывается оттуда и хватает проползающих рядом жертв (как наземный паук-ктенизида, который также роет вертикальные норы). Усы затаившегося бокоплава выставлены из норы, с их помощью животное определяет местонахождение добычи.
Днём шахтный бокоплав очень осторожен. При малейшем признаке опасности он скрывается в норе. А если хищник начинает раскапывать нору рачка, он прячется ещё глубже, быстро копая дно норы, и бросая в хищника порции песка. Если эта стратегия не помогает, рачок может даже вцепиться в морду хищника, а затем спастись бегством и спрятаться в окрестностях норы. За ночь этот рачок восстанавливает разрушенное жилище.
Ночью самцы этого вида могут покидать норы. Они быстро плавают по окрестностям норы, загребая несколькими парами ног. Они ищут норы, в которых живут самки. Пытаясь «познакомиться» с самкой, самец ведёт себя очень осторожно. Он вполне может стать добычей, если самка окажется крупнее его. Поэтому самец приближается к норе самки очень медленно. То, что в норе живёт самка, он легко определяет по запаху. Найдя подходящую нору, самец осторожно приближается и барабанит усиками по краю норы. Если самка проявляет интерес к его присутствию, она высовывается из норы примерно наполовину и замирает. Самец быстро спаривается с ней, и уплывает. Самка вынашивает потомство в норе. Она откладывает только несколько десятков относительно крупных яиц. Примерно через неделю из них выводится потомство – миниатюрные прозрачные копии взрослых. Несколько дней молодые рачки сидят на теле самки, питаясь остатками её добычи, а затем покидают её нору. За сезон (с марта по октябрь) самка может вырастить до пяти выводков.
Молодые рачки могут рыть норы сами, но в течение первых нескольких линек они прячутся в пустых раковинах улиток. Молодые рачки держатся подальше от взрослых особей – эти хищники часто ловят собственное потомство. Если молодому рачку удастся выжить, он сможет размножаться, начиная с четырёхмесячного возраста. В этом возрасте, при длине около 3 см у них развиваются цементные железы в основаниях ног, и молодые животные начинают строить норы, характерные для взрослых особей. Молодые животные растут относительно быстро – рачки, родившиеся в конце весны, осенью сами дают первое потомство. А особи из поздних осенних выводков созревают весной следующего года.
Продолжительность жизни у этих рачков не превышает двух лет.

Озёрный кракен (Crackenastacus cataphractus)
Отряд: Десятиногие раки (Decapoda)
Семейство: Речные раки (Astacidae)

Место обитания: Венедское озеро, низовья рек, впадающих в него.
Деятельность человека наложила отпечаток на фауну различных мест Земли. Преднамеренными или случайными действиями человек мог менять ареалы различных видов, давая им перспективы дальнейшего выживания, или наоборот, сводя их к нулю.
Для пресных вод Евразии в эпоху голоцена были характерны речные раки рода Astacus. В Европе обитал широкопалый, или благородный, речной рак Astacus astacus, а восточнее его замещал узкопалый речной рак Astacus leptodactylus. Во время эпизоотии болезни «рачья чума» широкопалый рак вымер, и опустевшие водоёмы были заселены узкопалым раком. Так этот вид постепенно заместил своего сородича, и значительно расширил ареал.
В ледниковый период широкопалый речной рак окончательно исчез, и более неприхотливый узкопалый рак остался вне конкуренции. Охота и рыболовство сократили численность его врагов – хищных зверей и рыб. А в холодных приледниковых озёрах этот вид широко распространился по Евразии, и после отступления ледника в разных водоёмах начали развиваться особые виды речных раков – его потомки.
Ледник «вычистил» котловину Балтийского моря, и свёз многолетние отложения с его дна дальше на юг. После таяния ледника Балтика превратилась в почти пресное Венедское озеро, и потомки узкопалого рака получили здесь особенно благоприятные условия для развития.
Потомок узкопалого рака из Венедского озера представляет собой гигантский вид речных раков, самый крупный в Евразии. Длина тела этого животного около 80 см, а длина усов около метра. Взрослая самка этого вида весит около 15 кг. Самец несколько легче и «изящнее» самки, но кажется крупнее из-за очень больших клешней. За свой огромный размер рак Венедского озера получил название «озёрный кракен»: в европейской мифологии Кракен – это морское чудовище, изображавшееся в виде гигантского рака.
Озёрный кракен внешне похож на обычных раков, но отличается от них некоторыми чертами. У этого животного массивные основания длинных антенн, покрытые короткими шипами. Это делает его немного похожим на морских омаров голоцена. На панцире, а особенно на клешнях этого рака есть множество бугорков. У самок на клешнях бугорков немного, но они крупные и рельефные. А у самцов клешни покрыты множеством небольших бугорков. Режущие части клешней имеют пильчатую форму – защищаясь, озёрный кракен может нанести агрессору глубокую рваную рану.
По переднему краю панциря проходит ряд наростов, защищающих глаза сзади. Рострум озёрного кракена дополнительно вооружён несколькими зубчиками, которые растут между глазами и образуют продольный ряд. На каждом сегменте брюшка также есть поперечный ряд острых конических выростов, а панцирь покрыт рельефом из частично слившихся между собой невысоких бугорков, образующих извилистый узор. Такой рельеф на поверхности тела рака особенно удобен для заселения панциря водорослями. Старые раки носят на поверхности панциря множество водорослей, которые улучшают маскировку животного.
После линьки рак теряет все наросшие на нём водоросли и некоторое время становится заметен его естественный цвет. Верхняя часть тела рака окрашена в чёрный цвет, нижняя – в светло-серый. Нижняя поверхность клешней у самцов ещё светлее – она белая (используется для демонстрации угрозы, когда рак поднимает клешни), а смыкающиеся края клешни и её подвижного пальца имеют красно-коричневый цвет. По чёрному фону разбросано множество белых крапинок, их количество и узор варьируют индивидуально. У молодых раков их больше, поэтому они выглядят светлее взрослых, и их окраска «мраморная». У взрослых раков белые крапинки могут почти полностью исчезать.
Это ракообразное относится к хищникам, и представляет опасность для любых животных длиной больше 5 см. Озёрные кракены умеют ловить рыбу, и весной часто атакуют рыб, собирающихся в зимовальных ямах на дне озера. Также они поедают падаль, отыскивая её с помощью острого обоняния. Взрослые раки – каннибалы: они часто атакуют молодняк.
Озёрный кракен встречается на мелководных участках озера, предпочитает жить среди растений и в прибрежных водах небольших островков. Зимой этот рак уходит на глубины, где бьют подземные ключи. В это время аппетит и агрессивность озёрного кракена снижены, и эти раки иногда сбиваются в кучу в глубоких омутах. Когда становится теплее, а талая вода несколько меняет химический состав воды озера, озёрные кракены расползаются из мест зимовки по мелководьям, занимая удобные для жизни места.
Каждый рак имеет свою территорию, на которой обустраивает себе постоянное укрытие и несколько временных. Границы территории рак охраняет от соперников, демонстрирует им поднятые клешни. После зимовки границы территорий нарушаются, и чужие владения часто оказываются занятыми. Поэтому незадолго до сезона размножения между животными происходят схватки за наиболее удобные места жительства.
Озёрные кракены размножаются ранней весной. Когда мелководья Венедского озера поделены между возвратившимися с зимовки раками, начинаются брачные ритуалы. Начало брачного сезона у озёрных кракенов можно не только увидеть, но даже услышать: в брачный сезон самцы привлекают внимание самок щелчками. На пальце клешни самца есть особый зубец, который при закрывании клешни входит в особое углубление и при этом производит громкий щелчок. Реже самцы щёлкают при встрече друг с другом, и при отпугивании крупных рыб. Звуковой аппарат у озёрного кракена развивается к наступлению половой зрелости – примерно к 5-ти годам.
Размножение озёрных кракенов происходит во второй половине весны. Обычно самцы и самки встречаются на границах индивидуальных участков. Спаривание длится около получаса, после чего самец покидает самку. Примерно через неделю после спаривания самка откладывает яйца. Плодовитость взрослой самки озёрного кракена составляет около 20 – 25 тысяч мелких икринок. Подобно всем речным ракам, самка вынашивает их на брюшных ножках в течение трёх недель, вентилирует, защищает от врагов. Инкубация длится примерно 17 – 20 суток в зависимости от температуры воды. Рачата, только что выклюнувшиеся из яиц, полупрозрачны и совершенно беззащитны. Они длиной около 8 мм, отличаются от взрослых раков укороченным брюшком и округлым панцирем.
Молодые раки проводят около недели на брюшных ножках самки, после чего покидают её и прячутся в растительности. Они питаются мелкими беспозвоночными и остатками добычи крупных раков. В молодом возрасте значительная часть рачат гибнет от различных хищников: из каждого выводка лишь несколько десятков доживает до конца первого года жизни, и лишь единицы доживут до пятилетнего возраста, когда становятся способными к размножению.
Первый год жизни рак растёт быстро и линяет около 5 раз; дальше его рост постепенно замедляется, и на второй год жизни он линяет только 3 раза. Интенсивный рост продолжается до 30 лет, до этого времени рак линяет дважды в год. Позже он линяет всего один раз в год, и даже реже.

Идею о существовании этого вида высказал Momus, участник форума.

Озёрный живоглот (Gorgoperca territaris)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes), подотряд Окуневидные (Percoidei)
Семейство: Окунёвые (Percidae)

Место обитания: Венедское озеро, прибрежные районы, мелководья. Не заходит в центральные районы озера.
Озеро на материке в чём-то подобно острову в океане: когда оно изолировано в течение долгого времени, в нём развивается богатая фауна из эндемичных видов рыб и других водных животных. Так произошло в Венедском озере: когда Балтика превратилась в водоём, отрезанный от океана, жизнь начала развиваться здесь особым образом. В процессе формирования ихтиофауны Венедского озера получили большое преимущество виды рыб, способные существовать в солоноватой воде, а исходные морские рыбы либо вымерли (в большинстве случаев), либо приспособились к жизни в пресной воде. Среди рыб Венедского озера больше потомков речных рыб, нежели морских. И самый главный хищник озера также принадлежит к потомкам одного из видов пресноводной ихтиофауны Евразии. Его предком был окунь (Perca fluviatilis) – обычная хищная рыба рек Европы. Благодаря неприхотливости и выносливости этот вид выжил там, где исчезали крупные хищники вроде судака или форели. И окунь был одним из первых поселенцев в озере, формировавшемся после таяния ледника, завершившего своим существованием эпоху человека.
Потомок небольшой хищной рыбы стал одним из доминирующих хищников озера, превратившись в гигантскую хищную рыбу длиной до 3 метров. Это чудовище, озёрный живоглот, сохранило и усилило хищнические наклонности своего предка. Поскольку в озере нет рыб крупнее его, озёрный живоглот превратился в своеобразный аналог акулы пресных вод. Этой рыбе по силам расправиться с любым обитателем озера, включая птиц и карликовых выдротюленей. Кроме того, этот хищник не расстался с привычками каннибала. Очевидно, именно это и стало главным сдерживающим фактором роста численности этих рыб. В противном случае в Венедском озере просто не смогла бы жить другая рыба.
Тело озёрного живоглота сравнительно невысокое, длинное и широкое, его форма близка к цилиндрической. У взрослых рыб за головой тело резко поднимается, образуя вдоль спины характерный «горб». Хвостовой стебель рыбы сжатый с боков. Рыба может быстро плавать, преследуя добычу в толще воды. Иногда озёрный живоглот может выпрыгивать из воды, хватая водяных птиц.
Такому крупному хищнику жизненно необходимо уметь хорошо маскироваться. В этом ему помогает окраска. Бока озёрного живоглота окрашены в светло-зелёный цвет с серебристым блеском. По этому фону разбросаны тёмные пятна неправильной формы. У молодых рыб, не достигших двухлетнего возраста, проявляется окраска, характерная для предка – несколько тёмных вертикальных полос на светло-зелёном фоне. Когда рыба растёт дальше, полосы постепенно «распадаются» на отдельные пятна, и некоторые из них исчезают. Спина рыбы тёмно-зелёная, почти чёрная. Благодаря этому рыбу не видно с поверхности воды. В брачный сезон самцы приообретают насыщенный зелёный цвет с золотистым оттенком, а пятна на боках становятся угольно-чёрными. Голова рыбы в брачный сезон также темнеет.
Озёрный живоглот прекрасно вооружён. Кроме острых зубов, эволюция наградила его шероховатой чешуёй, обильно смазанной слизью. На жаберных крышках самцов развиваются шипы, направленные назад. Угрожая, самец растопыривает жаберные крышки и демонстрирует шипы сопернику. Во время драки в сезон размножения самцы-соперники могут наносить друг другу боковые удары головой, поражая противника этими шипами.
Спинной плавник рыбы составляет главное украшение этого великолепного хищника. Он пятнистый: по тускло-оранжевому фону разбросаны крупные тёмные пятна округлой формы. В брачный сезон спинной плавник самца становится ярко-оранжевым, в нижней части вдоль спины переходящим в красный. На спинном плавнике появляются крупные пурпурные пятна, а сдвинутые почти на горло брюшные плавники становятся красными. Двухлопастный хвостовой плавник самца также становится красно-оранжевым. Самки не столь яркие: у них спинной плавник без пятен, более тусклой окраски. Брюшные плавники у них серые с красноватым оттенком.
Челюсти рыбы превратились в настоящий капкан для схватывания и удержания добычи. Нижняя челюсть немного длиннее верхней, на её конце челюстные кости образуют небольшой крючок. Благодаря такому приспособлению озёрный живоглот может схватывать птиц, сидящих на поверхности воды. Челюсти и нёбные кости рыбы усажены многочисленными острыми зубами, похожими на гвозди. Некоторые из них достигают длины 2 см. На нёбных костях зубы короче, но располагаются тремя параллельными рядами. Из такого «капкана» схваченное животное может вырваться, лишь нанеся себе множество повреждений. Озёрный живоглот не умеет откусывать куски плоти жертвы, как это делает акула. Но зато благодаря подвижности челюстных костей он легко заглатывает целиком животное размером с поросёнка.
Из-за своих хищнических наклонностей эти рыбы не терпят соседства сородичей, и при первой же возможности изгоняют их со своей территории, и могут даже убить или просто съесть.
Озёрные живоглоты нерестятся ранней весной, пока вода ещё не прогрелась и богата кислородом. Весной часть рыб даже мигрирует в северную часть озера, где реки, стекающие с гор, образуют водопады и вода несёт много кислорода. Склонность к нересту в холодной воде – это наследие предков, живших в холодных приледниковых озёрах. Озёрные живоглоты нерестятся парой среди ветвей затонувших деревьев или отрастающих после зимы растений. Привлекая самку, самец держится близ поверхности воды, растопырив плавники и издавая звуки – громкие одиночные щелчки, слышимые даже над водой. Когда на выбранный самцом участок заплывает другая рыба, он вначале определяет, кто этот пришелец – самец или самка. Если на его территории оказался самец-соперник, обе рыбы сразу же устраивают драку. Турнирные бои озёрных живоглотов очень жестоки: рыбы бьют друг друга шипами на жаберных крышках, толкают и таранят корпусом. Если ни один из соперников не отступает, рыбы сцепляются челюстями и начинают таскать друг друга. После такой схватки морды рыб бывают разорваны острыми зубами соперника, а иногда одна из рыб уплывает со сломанной челюстью, либо вовсе погибает.
Отношение самца к самке в это время прямо противоположное: самец «галантно» ухаживает за самкой, раскрывает плавники, демонстрируя себя. Самка в знак подчинения сильно бледнеет (только голова остаётся тёмной), сжимает плавники и слегка наклоняется животом к самцу – это поза, умиротворяющая его и подавляющая агрессию. Нерест происходит ранним утром. Вначале самец плавает рядом с самкой, подталкивая её боком. Когда становится светлее, начинаются «гонки»: самец начинает преследовать самку, прижимая её к растениям и веткам потонувших деревьев. Самка начинает выделять порции икры в виде слизистой ленты, которая зацепляется за субстрат. Самец следует за самкой, оплодотворяя икру. Средняя плодовитость одной самки составляет примерно 5 – 6 миллионов икринок.
Ленты прозрачной слизи, в которые «запакована» икра, открыто лежат на растениях, становясь пищей для множества водяных жителей. После нереста рыбы уплывают, и о потомстве совершенно не заботятся. Более того, рыбы этого вида в любом возрасте готовы съесть собственного сородича. Молодняк выклёвывается из икры примерно через неделю. Личинки висят на растениях два дня, пока не рассосётся желточный мешок. После этого они превращаются в прозрачных мальков и плавают в толще воды ещё две – три недели. Постепенно у них проявляется полосатая окраска, тело темнеет, и молодая рыба приобретает характерный облик представителей этого вида. Молодые рыбы прячутся среди растений – у них очень много врагов, особенно на этой стадии развития. Единственная их защита в этом возрасте – полосатая окраска, характерная для их предка, речного окуня. Она обеспечивает им относительно хорошую маскировку.
Рыбы этого вида растут достаточно медленно: они достигают метровой длины только в возрасте восьми лет. В это время молодая рыба становится способной к размножению. В тридцатилетнем возрасте озёрный живоглот достигает характерных для взрослой особи размеров, и после этого его рост значительно замедляется. Этот вид живёт до 100 лет, редко больше. Но значительная часть потомства этого вида не доживает даже до конца первого года жизни.

Сомовый бычок (Gobiosilurus vorax)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes), подотряд Бычковидные (Gobioidei)
Семейство: Бычковые (Gobiidae)

Место обитания: Венедское озеро, прибрежная полоса.
На протяжении кайнозоя рыбы семейства бычковых (Gobiidae) были характерными обитателями солоноватых (с солёностью воды ниже половины от океанской) водоёмов Евразии. Благодаря выносливости и умению жить в воде различной солёности (вплоть до пресной) разные виды бычков процветают там, где не могут жить ни стеногалинные морские рыбы, ни обитатели пресных вод, не выносящие наличия соли в воде. Одним из мест, где эти рыбы процветают, стало Четвероморье – огромный бессточный водоём с солоноватой водой, раскинувшийся на юго-востоке Европы. А вторым центром видообразования бычков в Евразии стало Венедское озеро, разлившееся на месте Балтийского моря. Но в Венедском озере бычки менее разнообразны, чем в Четвероморье, поскольку с ними конкурируют представители европейской пресноводной ихтиофауны.
Сомовый бычок – самый крупный из бычков Венедского озера, и вообще самый крупный представитель семейства в неоцене: это рыба длиной около полутора метров. Самый крупный вид бычков Четвероморья, песчаный бычок, намного меньше этого вида.
У сомового бычка очень широкое и короткое туловище, а хвост составляет около половины общей длины рыбы. Вдоль нижней стороны хвоста тянется сильный анальный плавник, с помощью которого рыба закапывается в песок. Грудные плавники сомового бычка имеют сильные мясистые основания, и также помогают рыбе закапываться в песок. Брюшные плавники у бычков превращены в характерную присоску. Но сомовый бычок обитает на мягком грунте, поэтому присоска у него сильно редуцирована – от брюшных плавников осталось лишь несколько толстых крепких лучей, связанных перепонкой. Это образование втыкается в песок, когда рыба лежит, а во время броска за добычей помогает отталкиваться от грунта.
В переднем спинном плавнике растут острые колючки, покрытые слабоядовитой слизью – в Венедском озере есть хищники, от которых надо защищаться. Укол колючек сомового бычка не приводит к смерти, но вызывает ильное раздражение кожи. Хвостовой стебель у рыбы высокий и мускулистый. Сомовый бычок атакует добычу резким коротким броском, а на большие расстояния плавает медленно и неохотно. Бывает, что всю жизнь рыба проводит на участке дна длиной не более полукилометра, не выплывая за его пределы. Только в случает отсутствия корма некоторые рыбы совершают дальние миграции и даже поднимаются вверх по рекам. Зиму сомовый бычок проводит на своей территории, почти полностью закопавшись в грунт.
У сомового бычка очень большая уплощенная голова и широкий рот. Голова рыбы очень необычна – вдоль средней части и по краю верхней губы тянется ряд тонких выростов, похожих на усы. У самых крупных выростов кончики даже разветвляются наподобие кисточек. Эти выросты богаты хеморецепторами, и помогают рыбе определять присутствие добычи даже в темноте или мутной воде. Носовые клапаны тоже крупные, с бахромчатыми краями – у рыбы острое обоняние. Глаза у сомового бычка небольшие, расположены в верхней части головы. Зрение не играет большой роли в жизни этого вида.
Эта рыба – пассивный хищник. Рот сомового бычка подвижный, при захвате добычи выдвигается вперёд в виде широкой трубы. Рыба хватает добычу, всасывая её целиком, как известные человеку хищные рыбы морские клоуны (Histrio). Движение по захвату добычи длится доли секунды – окружающие рыбы мало что замечают, а хищник может выхватывать их из общей стаи одну за другой. Мелкие зубы усаживают края челюстей. Ими нельзя нанести сильные раны или отсечь кусок плоти добычи. Они нужны только для удержания скользкой и гладкой добычи. Сомовый бычок питается ракообразными (в том числе молодыми кракенами) и мелкими рыбами.
Эта рыба малоподвижна, и может по несколько часов лежать в засаде в ожидании, пока подходящая по размеру добыча сама отыщет её. Чтобы самому не стать жертвой хищных рыб, обитающих в Венедском озере, сомовый бычок держится в зарослях растений. Кроме того, здесь больше вероятность найти подходящую жертву – молодого озёрного кракена или рыбу. Несмотря на крупные размеры, сомовый бычок может быть совершенно незаметен на фоне окружающей местности. Благодаря выростам на голове он очень хорошо маскируется: голова рыбы хорошо имитирует камень, поросший растениями. Когда рыба лежит на дне, выросты покачиваются от движений воды вместе с окружающими растениями, усиливая маскировку. Окраска также помогает сомовому бычку маскироваться: она зеленоватая с коричневыми точками на спине и боках. Живот рыбы светло-серый с тёмными крапинками. На мягком спинном плавнике есть розоватая кайма, которая ко времени нереста у самца приобретает яркий малиново-красный цвет.
Нерест происходит в середине весны, когда мелководья достаточно хорошо прогреваются – сомовые бычки достаточно теплолюбивы. Для размножения самец сомового бычка занимает определённую гнездовую территорию, с которой изгоняет всех соперников. Самое главное для него – наличие укрытия вроде пещерки, которое становится центром гнездовой территории. В северных районах озера найти такое место несложно – там много пещер и узких щелей между камнями. Но в южной части озера, где преобладают осадочные отложения, рыба вынуждена проявлять определённое строительное искусство. Самец выбирает место, где тростники растут особенно густо, и роет яму среди растений. При этом он выдирает часть корней тростника и оттаскивает их в сторону. Чтобы вырыть ямку, самец закапывается в грунт, мелко дрожа всем телом, а затем «взрывает» грунт, разбрасывая его резкими движениями хвоста. Постепенно в результате его усилий образуется яма удлинённой формы, в которой могут поместиться сразу две рыбы этого вида. Тростники полегают над ямой, образуя «навес». Продолжая расти, они сплетаются в довольно плотный «балдахин», защищая рыбу от пернатых хищников.
Брачные игры сомовых бычков могут быть не видны с берега, зато прекрасно слышны. Самцы способны издавать очень широкий спектр звуков: от рычания и скрипа до тонкого чириканья. По утрам в тихую погоду озеро оглашается их песнями.
Когда гнездо готово, самец приглашает к гнезду самку. Именно в этот момент он особенно голосист и агрессивен. Готовый к размножению самец набрасывается на любых животных, которые пересекли границу его владений. Единственное исключение – самка своего вида, которую самец распознаёт по особым звукам. Когда самка заплывает на территорию самца, он бросается к ней навстречу, демонстрируя расправленный спинной плавник. В брачный сезон самец окрашивается контрастно – на светлом фоне его тела появляется множество тёмных пятен и полос, образующих «мраморный» рисунок. Самец издаёт несколько громких отрывистых щелчков, на которые готовая к размножению самка отзывается тихой «трелью». Это моментально гасит агрессию самца, и он галантно «ведёт» самку к гнезду. Самец показывает самке своё доминирующее положение, раскрывая плавники.
Плодовитость рыб составляет около двухсот крупных (диаметром до 1,5 см) икринок жёлтого цвета. После нереста самец отгоняет самку от гнезда, и сам ухаживает за икрой. Он аккуратно собирает икру в рот, и инкубирует её на протяжении двух недель, ничем не питаясь в это время. Когда на территорию самца, занятого уходом за икрой, заплывает соперник, самец отгоняет его, угрожая резкими скрипучими звуками.
Потомство первые несколько дней жизни держится около самца. Молодые бычки отличаются контрастной поперечно-полосатой окраской, которая гасит пищевое поведение самца. Первые дни жизни молодняк плавает рядом с головой самца, а при необходимости (например, при появлении хищника) самец забирает молодь в пасть. Когда окраска молодых рыб начинает меняться на маскировочную, самец прекращает ухаживать за ними. Молодые бычки прячутся среди растений и питаются мелкими ракообразными и мальками разных рыб. Половая зрелость наступает у них в возрасте около 4 лет при длине 40 см, а активный рост продолжается до десятилетнего возраста.

Листотелая бельдюга (Herbozoarces phytosoma)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes), подотряд Бельдюговидные (Zoarcoidei)
Семейство: Бельдюговые (Zoarcidae)

Место обитания: Венедское озеро, низовья рек; живёт в зарослях подводных трав.
Ледниковый период оказывает значительное влияние на формирование пресноводной фауны. Ледники формируют рельеф местности, образуя долины и озёра, которые становятся местом обитания разных видов животных. Также ледники могут уничтожать или разрывать ареалы теплолюбивых видов, а в холодных озёрах у их кромки образуются своеобразные сообщества холодостойких видов животных и растений. Под влиянием ледников даже морские виды животных могут принимать участие в формировании пресноводной фауны. В ледниковый период часть популяции морского вида рыб или ракообразных может оказаться отрезанной ледниками от моря, и животные либо вымирают, либо адаптируются к жизни в пресной воде. Они отступают в реки, избегая холодов, и формируют оседлые популяции. Примерно так поступили когда-то предки налима (Lota lota), который был ледниковым реликтом Евразии, а также предки равноногого рака морского таракана (Idotea), обитавшего в эпоху человека в некоторых озёрах Евразии.
В эпоху катастрофического оледенения на рубеже голоцена и неоцена некоторые рыбы Северной Европы повторили судьбу рыб плейстоцена. Ледники, покрыв весь север Евразии, оставили для жизни пресноводных рыб совсем немного места – довольно узкую полосу между холодной степью севера и сухими степями юга. Здесь, в верховьях бывших рек Европы, оказались запертыми рыбы как из рек, так и с морского побережья. Среди них был литоральный вид европейских морей – европейская бельдюга (Zoarces viviparus). Хорошо перенося опреснение воды, эта рыба смогла пережить оледенение в реках, превратившись в настоящий пресноводный вид. Большим преимуществом во время этого процесса оказалось её живорождение, означающее независимость воспроизводства от солёности воды. Эта особенность становилась препятствием для многих рыб, обитающих в похожих условиях – например, для камбал: взрослые особи этих рыб легко переносят жизнь в пресной воде, но их икра может развиваться исключительно в воде определённой солёности.
Листотелая бельдюга не потеряла склонности к жизни на мелководье: в Венедском озере и реках, впадающих в него, она обитает в прибрежной зоне среди подводной растительности. В связи с таким образом жизни внешность этой рыбы немного изменилась по сравнению с обликом предка.
Тело листотелой бельдюги длинное и тонкое, общая длина рыбы достигает одного метра. Но высота тела очень небольшая – у взрослого экземпляра она не превышает 3 см. Тело сжато с боков, но осенью эти рыбы довольно сильно жиреют, особенно самки – их тело становится почти цилиндрическим. Хвост этой рыбы составляет примерно две трети от общей длины. Непарные плавники срастаются вместе (это было также характерно для предка этой рыбы) и окаймляют заднюю часть тела. Такое строение указывает, что эта рыба – плохой и медлительный пловец. В спинном плавнике есть несколько острых колючек, которые служат рыбе для самозащиты. Но при защите от хищников листотелая бельдюга в гораздо большей степени полагается на свои способности к маскировке.
Кожа рыбы голая, покрытая слоем слизи. Иногда во время половодья листотелая бельдюга уплывает из озера в окружающие пруды и болота. После спада воды рыба оказывается в мелких изолированных водоёмах. Но она не задерживается в них надолго – росистой ночью листотелая бельдюга покидает их, и возвращается в озеро, преодолевая за ночь десятки метров по траве. Слизь помогает рыбе выдержать такое путешествие, предохраняя кожу от высыхания. Кроме того, эта рыба частично дышит через кожу.
Окраска тела листотелой бельдюги может быть названа пятнистой, но у рыбы есть несколько основных «костюмов» – устойчивых вариантов окраски, зависящих от окружающих условий. Среди зарослей рдестов окраска рыбы представляет собой небольшие коричневые пятна на зелёном фоне, которые сливаются в слегка неправильные продольные ряды. Среди тростника рыба становится продольно-полосатой, а на каменистом дне рыба приобретает пятнистый серо-коричневый рисунок. Окраска может меняться – в течение нескольких часов после того, как рыба переплыла на другой участок дна, она меняет расцветку под окружающую местность.
Голова листотелой бельдюги заостренная, сжатая с боков, с кожистым гребнем на верхней части; глаза крупные и подвижные. Рыба выслеживает добычу с помощью зрения и хватает её резкими короткими бросками. Сидя в засаде, рыба обвивает концом хвоста стебли растений, чтобы обеспечить себе опору во время броска. Грудные плавники листотелой бельдюги приспособлены к захватыванию побегов растений – их основания мясистые и подвижные, нижние лучи обособлены и видоизменены в крючки.
Листотелая бельдюга является пассивным хищником, и проводит в засаде большую часть времени. Её добычей служат разные рыбы, ракообразные и черви.
Спаривание листотелых бельдюг происходит осенью. К началу брачных игр самец меняет окраску: он чернеет, и на этом фоне проступает ряд светлых поперечных полосок. Кроме того, самец стройнее самки, и его бока не такие выпуклые. Самцы борются за обладание самкой, сплетаясь узлом в толще воды, как змеи. В одном клубке может собираться до пяти – восьми самцов. Они свиваются телами, отталкивают друг друга от выбранного участка, и даже кусаются. Самки, привлечённые битвами самцов, собираются возле них. Клубок борющихся самцов может внезапно рассыпаться, когда вокруг соберётся достаточно самок. Спаривание происходит в зарослях растений и длится всего несколько минут.
Беременность длится всю зиму. В это время самка почти ничего не ест, прячется под камнями и в глубоких норах. Она накапливает достаточно жира, чтобы обеспечить питанием себя и развивающееся потомство. Весной, ближе к половодью, самка рождает около двух десятков полупрозрачных молодых рыбок. Потомство сразу расплывается в стороны и прячется в различных укрытиях. Когда начинается прорастание подводной растительности, молодые бельдюги переселяются в заросли. Молодые рыбы становятся взрослыми на третьем году жизни, достигнув длины около 50 – 60 см.

Крачка-водорез (Aquasector sternopterus)
Отряд: Ржанкообразные (Charadriiformes)
Семейство: Крачковые (Sternidae)

Место обитания: побережье Северной Европы, Венедское озеро, устья рек.
Узкая специализация является одним из способов избежать конкуренции. Приспосабливаясь к условиям, в которых никто более не может нормально существовать, либо потребляя вид корма, недоступный прочим, вид живых организмов выигрывает в борьбе за существование по сравнению с менее приспособленными к данным факторам видами. Но узкая специализация даётся ценой сужения адаптивных возможностей организма – при исчезновении приемлемых условий вид может быстро вымереть. В изменчивой среде узкоспециализированные виды, как правило, отсутствуют. Так произошло на рубеже голоцена и неоцена, когда большинство таких видов вымерло из-за катастрофических изменений в биосфере, а выжили лишь наиболее пластичные и легко адаптирующиеся виды. Среди водных птиц такими были чайки и крачки. Они пережили «планктонную катастрофу», и в неоцене продолжили эволюционировать. Среди них появились даже узкоспециализированные виды – к неоцену уже успели сложиться продуктивные биоценозы.
Один из узкоспециализированных видов крачек появился в неоцене на Венедском озере – водоёме, который остался от Балтийского моря. Стаи этих птиц «чертят» поверхность воды длинными клювами, за что птицы получили название крачек-водорезов.
Крачка-водорез – сравнительно мелкая птица: взрослая особь весит около 200 граммов. Это неутомимый мастер полёта: у крачки-водореза узкие длинные крылья, размах которых достигает 1 метра. Концы крыльев заостренные; хвост узкий, вилочкообразный, краевые перья удлинённые. Это свидетельствует о том, что птица способна на долгие перелёты.
Большая часть оперения птицы имеет белый цвет. На этом фоне выделяются чёрные первостепенные маховые перья и крайние рулевые перья хвоста. Тонкие короткие ноги птицы кораллово-красные. На них нет плавательных перепонок, зато пальцы развиты очень хорошо и отличаются цепкостью. Крачка-водорез хорошо лазает по скалам, но почти не умеет плавать и садится на воду только для отдыха во время перелётов. В этом случае птица взлетает с гребня волны, раскрыв крылья навстречу ветру.
Другое яркое пятно в окраске птицы – тёмно-красный клюв с белым кончиком. Клюв крачки-водореза имеет своеобразную форму. Нижняя челюсть у птицы длиннее и выше, чем верхняя. Её конец сжат с боков, а на внутренней поверхности есть ряд щетинок, направленных внутрь, в сторону языка. Верхняя челюсть более узкая. Когда птица закрывает рот, верхняя челюсть ложится в нижнюю. На кончике верхней челюсти развивается небольшой крючок, помогающий удерживать добычу.
Крачка-водорез питается планктоном и мелкими рыбами, которых выхватывает из воды удлинённой нижней челюстью. Планктонные организмы задерживаются в щетинках нижней челюсти, и язык птицы счищает их. Более крупную добычу (молодь рыб) птица прикусывает, убивая крючкообразным кончиком верхней челюсти. Крачки-водорезы целой стаей «чертят» поверхность воды нижними челюстями, выхватывая мелких животных, попавших в клюв. В этой особенности питания проявляется параллелизм в их эволюции с водяными птицами водорезами (семейство Rynhopidae), которые обитали в голоцене в тропических широтах Старого и Нового Света и также принадлежали к отряду Ржанкообразных. Крачка-водорез – это их своеобразный «северный» вариант.
Планктон является сезонным видом корма, поэтому крачки-водорезы проводят в северных широтах только позднюю весну и лето. Они многочисленны даже вблизи побережья Скандинавии, хотя там проходит холодное течение Антигольфстрим. Его температура не имеет большого значения для птиц, которые почти не садятся на воду, зато изобилие планктона привлекает сюда стаи крачек-водорезов. В конце осени, когда количество планктона в верхних слоях воды сокращается, эти птицы улетают на зимовку. Крачки-водорезы зимуют на реках Центральной Африки и Земли Зиндж, а в тёплые годы некоторые птицы задерживаются на полпути к местам зимовки – на побережье Четвероморья.
Крачки-водорезы гнездятся на севере. Птицы прилетают с зимовки в середине весны, и гнездятся примерно через месяц после прилёта, когда количество планктона в реках увеличивается. Они устраивают гнёзда на скалах, в недоступных наземным хищникам местах. На Венедском озере птицы селятся колониями на скалистых островках в северной части озера. Они предпочитают общество сородичей, и образуют скопления из нескольких десятков птиц среди поселений других видов водных птиц.
Гнездо крачки-водореза представляет собой простое углубление в скале. Изредка птица бросает в него несколько прядей мха как подстилку. Если гнездо устроено на земле, то подстилки в нём вообще может не быть. В кладке 1 – 2 яйца с пятнистой скорлупой, их насиживает преимущественно самка в течение 18 дней. Самец сменяет её лишь на несколько часов в день, но зато полностью обеспечивает кормом. Птенцы появляются из яиц покрытые пухом и зрячие, но не покидают гнездо, пока полностью не разовьются – около 50 дней. Их выкармливают оба родителя кашицей из полупереваренного планктона и мелких животных. Пятно на клюве служит сигналом для птенца – чтобы получить пищу, он клюёт родителя в это пятно и получает порцию корма. По мере роста птенец получает больше свежего корма. Его развитие длится примерно два месяца. По окончании этого срока он покидает гнездо и больше не возвращается в него. Родители также прекращают кормить птенца, и он начинает питаться, как взрослые птицы. На следующий год молодая птица становится способной к размножению.

Идею о существовании этого вида высказал Семён, участник форума.

Карликовый выдротюлень (Nanophoca lutroides)
Отряд: Хищные (Carnivora)
Семейство: Тюленевые (Phocidae)

Место обитания: Венедское озеро, прибрежные районы.

Рисунок FanboyPhilosopher

Массовое вымирание на рубеже голоцена и неоцена затронуло преимущественно морскую фауну. Климатические изменения вкупе с изменением характера течений привели к тому, что нарушились циклы воспроизводства планктона и связанных с ним пищевыми цепочками морских животных. Последовало массовое вымирание пелагических рыб и питающихся ими хищников, а также планктоноядных или живущих в планктоне видов. В лучшем положении оказались потребители бентоса и обитатели морских мелководий. Вымирание в меньшей степени затронуло экосистемы морских побережий, поэтому им нашлось достаточно ресурсов для поддержания численности популяций.
Вторым фактором, способствовавшим вымиранию крупных морских животных, стал человек. Его хозяйственная деятельность, беспокойство, разрушение природной среды привели к тому, что количество мест, пригодных для жизни морских млекопитающих, стало резко сокращаться. Кроме того, практически все виды морских млекопитающих были в разное время объектами охоты, и численность их популяций в конце эры человека была невелика. В итоге популяции большинства морских млекопитающих исчезли в эпоху экологического кризиса.
В неоцене моря заселены совершенно другими живыми существами, чем в эпоху человека. Но всё же отдельные представители былой морской фауны сохранились как реликты в изолированных местах обитания. Венедское озеро, некогда бывшее Балтийским морем, стало домом для одного из таких «беглецов».
На песчаных островках в устьях рек, впадающих с юга и востока, или на поросших кустарником скалистых островках северных берегов озера можно встретить это животное – небольшого тюленя длиной немногим больше полуметра. Этот реликтовый вид, последний представитель водных хищников, ранее относимых к ластоногим, называется карликовый выдротюлень. Неясно, от какого вида он произошёл: его предком могла быть какая-то озёрная нерпа (Pusa spp.) с севера Евразии, либо обыкновенный тюлень (Phoca vitulina) из остаточных популяций Европы. Предки выдротюленя приспособились к жизни в холодных озёрах у кромки ледника, питаясь пресноводной рыбой, а на зиму мигрировали вверх по течению рек, впадавших в эти озёра с юга. Когда ледник отступал, он оставлял на севере Евразии многочисленные озёра. Немногие из них существовали дольше нескольких миллионов лет, и Венедское озеро, занявшее котловину Балтийского моря, существует дольше прочих. Здесь и сохранился этот реликтовый вид.
Мелкий по сравнению с предками размер характерен для всех «беглецов» из океана (например, в горах Новой Зеландии обитает карликовый пингвин) – это связано с необходимостью сохранения достаточной численности популяции в условиях ограниченных пищевых ресурсов. У животных из изолированных местообитаний при одном и том же количестве пищи есть два возможных варианта развития: сохранение прежних размеров при небольшой численности популяции (что невыгодно при колебаниях количества корма), или рост численности популяции при уменьшении размеров тела. Второй путь более выгоден для выживания, поскольку многочисленная популяция более устойчива, генетически разнообразна и способна самовоспроизводиться неограниченно долго.
Карликовый выдротюлень имеет вполне узнаваемый облик тюленя. У него толстое тело плотного сложения и обтекаемой формы, и конечности, видоизменившиеся в ласты. Задние конечности выдротюленя не принимают участия в движении по земле, и используются лишь для плавания. Зато роль передних ластов в жизни этого зверя очень велика: они относительно длинные, сильные, с хорошо развитыми когтями. Благодаря им животное может лазить по скалам и довольно быстро передвигается по суше. В воде выдротюлень умеет раскапывать передними ластами укрытия беспозвоночных, которыми питается.
Голова этого зверя округлая, с короткой мордой. У карликового выдротюленя относительно крупные глаза: животное ищет добычу в прозрачной воде Венедского озера с помощью зрения. Но так бывает не всегда: весной вода становится мутной из-за взвеси, которую несут с суши талые воды. А зимой, когда световой день короток, животным приходится охотиться в сумерках. В этих случаях карликовый выдротюлень использует для поиска пищи длинные жёсткие усы, растущие на морде.
Тело выдротюленя покрыто коротким бархатистым мехом. В неоцене зимы не очень суровы, и Венедское озеро покрывается льдом лишь по берегам. Поэтому выдротюлени не накапливают толстого слоя жира, зато их шерсть к зиме становится гораздо гуще. Это млекопитающее сохраняет пятнистую окраску, характерную для предков: на тёмно-коричневом фоне желтовато-серые кольцевидные пятна. Живот зверя светлее: он покрыт сероватым мехом с небольшим количеством чёрных пятен. При жизни в озере пятнистая окраска оказалась очень выгодным признаком: она помогает этим мелким животным маскироваться от разных наземных хищников, которые иногда приходят к берегам озера в поисках добычи.
Как все тюлени голоцена, пятнистый выдротюлень является хищником. Он питается мелкой рыбой и крупными беспозвоночными. Выдротюлень охотно поедает гигантских речных раков – озёрных кракенов, обитающих в Венедском озере. Но охота на этих животных может быть опасной: взрослый рак вырастает крупнее этого тюленя. Поэтому выдротюлени атакуют преимущественно молодых раков, и даже умеют раскапывать их норы. Мелкую добычу выдротюлень проглатывает прямо в воде, а крупную вытаскивает на сушу и поедает. Осенью животное сильно жиреет, но становится осторожнее. Выдротюлени совершают небольшие сезонные миграции. Когда кустарник на берегах сбрасывает листья, а заросли прибрежных трав вянут, тюлени с берегов откочёвывают на острова в центральной части озера, где проводят зиму в относительной безопасности.
Карликовый выдротюлень образует небольшие колонии, насчитывающие по несколько десятков животных. Эти животные предпочитают устраиваться на отдых в местах, где их не могут внезапно застигнуть наземные хищники: на островках, и даже на плавающих деревьях, вынесенных в озеро реками. На берегах озера выдротюлени держатся очень скрытно. Они даже устраивают лежбища в зарослях кустарников, где постепенно образуется сеть проходов, ведущих к воде.
Спаривание у выдротюленей происходит в начале зимы. В это время самцы плавают в воде, громко рявкают и гоняют друг друга, выясняя отношения. Голос выдротюленя похож на собачий лай. Самка осторожно приближается к самцам, занятым демонстрациями: изредка особенно возбуждённый самец может набрасываться дажже на самок. Если самец распознал в приближающемся к нему животном самку, он начинает ухаживания: плавает, прижимаясь к самке, покусывает её ласты и трётся об её спину. Спаривание повторяется несколько раз, после чего самка отгоняет самца.
Детёныш один; он рождается в начале весны. Новорождённый хорошо развит, покрыт густым пушистым мехом, а его окраска характерна для взрослых животных. Первые недели жизни детёныш не пытается плавать, он находится на берегу и набирает вес, питаясь жирным материнским молоком. Детёныши примерно одного возраста собираются вместе. Они прячутся в прибрежных кустах или расщелинах камней, и держатся очень скрытно. Самки ищут их по запаху и голосу. Часто детёныши становятся жертвой морских орлиных воронов – крупных плотоядных птиц, совершающих перелёты между побережьем Северного Ледовитого океана и Четвероморьем.
Если детёныш выжил в первый год жизни, он становится половозрелым примерно на третьем году жизни, и может прожить до двенадцати лет. Выдротюлени часто становятся жертвами орлиных воронов и крупных хищных рыб, обитающих в Венедском озере.

Следующая

На страницу проекта